إختصاصيّروسيّ
ТЗМ МИГ-25 ПУ ЗСУ С-125
ХУБАРА РУС
ПОСВЯЩАЕТСЯ СОВЕТСКИМ СОЛДАТАМ И ОФИЦЕРАМ, ВОЕВАВШИМ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

ОПЕРАЦИЯ «КАВКАЗ»

Хроника неизвестной войны

Пролог
2 августа 1969 года. Формирование авиационной группы
Начало декабря 1969 года. Визит Г. Насера в Москву
Конец декабря 1969 года. Подготовка к операции
2 января 1970 года
9 января 1970 года
13 января 1970 года. Создание зенитной ракетной дивизии ОН
30 января 1970 года. Создание оперативной группы "Кавказ" Генерального штаба
1 февраля 1970 года
6 марта 1970 года
5 марта 1970 года. Переход дивизии из Николаева в Александрию
Начало боевой работы
14 марта 1970 года
18 марта 1970 года
14 апреля 1970 года
Бои над Суэцким каналом
22 июня 1970 года
30 июня 1970 года
2 июля 1970 года
3 июля 1970 года
4 июля 1970 года
5 июля 1970 года
13 июля 1970 года
18 июля 1970 года
30 июля 1970 года
3 августа 1970 года
7 августа 1970 года. Перемирие
28 сентября 1970 года. Смерть президента Насера
Март 1971 года. Смена состава советских частей в Египте
"Война между войнами"
19 апреля 1971 года. Демонстрация налёта на АБ "Бени-Суэйф".
Апрель 1971 года. Боевая премьера "летучих лисиц"
13 мая 1971 года. "Майская исправительная революция"
17 сентября 1971 года. Израиль применяет "шрайки" против ПВО
16 июля 1972 года. "Исход из Египта"
Итоги операции

Использованные источники



Пролог

В ходе “шестидневной войны” 1967 года Израиль нанёс сокрушительный удар по вооруженным силам Египта, Сирии и Иордании. Потери арабской коалиции составили: 40 тыс. человек убытыми, раненными и пленными, более 900 танков, более 1000 стволов артиллерии и более 400 самолётов. Результатом стремительного наступления израильской армии стал захват Синайского полуострова, сектора Газа, Голанских высот и Западного берега реки Иордан.

10 июня Советский Союз разорвал дипломатические отношения с Израилем и сделал решительное предупреждение его руководству, что если оно не прекратит боевые действия, то Советский Союз не остановится перед принятием мер военного характера. Жёсткое официальное заявления министерства иностранных дел СССР были подкреплены отправкой оперативной эскадры кораблей Черноморского флота и Северного флотов к берегам Египта, в том числе и с ядерным оружием на борту, и эскадрильи стратегических бомбардировщиков Ту-16, а также высадкой десанта морской пехоты в Порт-Саиде.

Израильская армия остановила наступление 10 июня, и линия фронта установилась по Суэцкому каналу.

6-дневная война в "ВКО" №6 2006 “Израиль начинает и выигрывает”

За счет крупномаштабной военно-технической помощи со стороны СССР, которая включала в себя массированные поставки боевой техники, вооружения и отправку военных специалистов, была восстановлена боеспособность египетской армии. Несмотря на возражения советской стороны, руководство Египта приняло решение перевести малоактивное противостояние в зоне Суэцкого канала в военные действий малой интенсивности. В марте 1969 г. египтяне начали «войну на истощение». Тактика этой войны предусматривала регулярный обстрел израильских позиций на восточном берегу Суэцкого канала, удары авиации по наземным целям, воздушные бои с противником и диверсионные вылазки коммандос. В апреле Египет официально заявил, что не считает себя более связанным обязательством о прекращении огня.

Зенитная пушка
Зенитная пушка, уничтоженная во время налета израильской
авиации. На втором плане группа советских военных специалистов (из личного архива А.В. Пшоняка)

Когда артиллерийские дуэли показали превосходство египетских артиллеристов, на артобстрелы Израиль стал отвечать налетами штурмовиков и бомбардировщиков. Но сначала израильская авиация предприняло меры для подавления противоздушного прикрытия артиллерийских батарей. В 1969 г. на Суэцком канале для прикрытия сухопутных войск в районах городов Порт-Саид, Исмаилия и Суэц были развернуто 7 дивизионов СА-75М. В течение пяти дней (с 20 по 24 июля 1969 г.) противник поразил позиции 6 зенитных ракетных дивизионов.

После этого группировка ЗРВ Египта в зоне канала фактически была уничтожена. Интенсивность обстрела израильских укреплений на восточном берегу Суэцкого канала упала.


Разгром группировки ЗРВ ПВО Египта в июле 1969 го в "ВКО" №3 (16) 2004 “Бои на Суэцком канале”

2 августа 1969 года.
Формирование авиационной группы

2 августа 1969 года командир 827-го отдельного разведовательного авиационного полка п-к Ю.В. Настенко, командир истребительного авиационного полка п-к Константин Андреевич Коротюк и другие лётчики - командиры звеньев от каждого полка - были вызваны со своих мест прохождения службы на приём к министру обороны СССР А.А. Гречко. На приёме присутствовал начальник Генерального штаба Захаров.

Лётчикам было объявлено о формировании авиационной группы ПВО из добровольцев для оказания помощи Египту в отражении израильской агрессии. Впоследствие в состав группы вошли 35-я отдельная эскадрилья, командир п-к Ю.В. Настенко, и 135-й истребительный авиационный полк, командир п-к К.А. Коротюк. Так было положено начало операции, получившей кодовое название "Кавказ".

Летный состав группы в течение месяца занимались интенсивной подготовкой, перелетая с аэродромов в районах Черного (Лиманское) и Каспийского морей (Мары), выполняя стрельбы по мишеням ракетами и из пушек. Технический состав с декабря изучал особенности подготовки техники в условиях жаркого пустынного климата на базе 188-го истребительного полка в Марах. Учитывая специфику предстоящих боевых задач, времени для подготовки было отведено недостаточно. Как вспоминает п-к Ю.В. Настенко ("Тогда в Египте ..."): "Да, стрелять и летать мы умели, а воевать - нет."

Начало декабря 1969 года.
Визит Г. Насера в Москву

Чтобы вынудить Египет прекратить начатые им боевые действия на канале, в конце 1969 г. ВВС Израиля, не прекращая ударов по сухопутным войскам в прифронтовой зоне, перенесли «войну на истощение» в глубь Египта. Объектами налетов стали не только военные, но и гражданские цели. Задуманная тактика должна была вызвать в стране хаос, посеять чувство бессилия перед израильской военной машиной и в конечном итоге вызвать политический кризис, который ударит по авторитету президента Египта Г. Насера и усилит влияние политической оппозиции на военный и внешнеполитический курс страны. ВВС Израиля начали операцию «Хордос». Планировалось ударами с воздуха уничтожить 18 важнейших военных и гражданских стратегических объектов Египта. Предварительно боевые самолёты Израиля со специальной аппаратурой совершили более 300 разведывательных полётов, в ходе которых выявили зоны действия египетской ПВО. После их сравнительно легкого подавления израильская авиация получила возможность беспрепядственно наносить ракетно-бомбовые по центральным египетским районам и пригородам Каира.

Для президента Египта Гамаля Абделя Насера стало очевидно, что исход "войны на истощение" целиком и полностью зависит от того, кто будет господствовать в небе над Египтом. Он лично курировал состояние войск ПВО. Поставка новых зенитных ракетных комплексов С-75 взамен уничтоженых израильской авиацией и первый успех применения ПЗРК "Стрела-2" не могли переломить ситуацию. Тщательно продуманная и гибкая тактика позволяла ВВС Израиля наносить эффективные удары практически без потерь. В сентябре 1969 года из США стали поступать первые партии истребителей-бомбардировщиков F-4E "Фантом" ("Курнасс" по израильской классификации). В этой обстановке Г. Насер не нашел другого выхода, как обратиться к СССР за прямой военной помощью.

Суть просьбы Насера заключалась в создании "эффективного ракетного щита" против израильской авиации с посылкой в Египет "регулярных советских частей противовоздушной обороны и авиации". Очевидно, что Насер был в курсе успехов ПВО вьетнамской народной армии в противостоянии с авиацией США, где советские зенитные ракетные комплексы показали свою эффективность под управлением обученных расчетов и при тактически грамотном командовании.

В начале декабре 1969 г. состоялся тайный визит его в Москву для "важной и конфиденциальной" беседы с Л. Брежневым. Египетский президент, убеждая советское руководство "оказать прямую военную помощь стране, не являющейся участником Варшавского Договора", неоднократно подчеркивал, что если это смущает русских, то Египет готов вступить в Варшавский Договор "хоть завтра". Содержание просьбы намного превосходило все прежние обязательства Москвы, поэтому решение об ее удовлетворении было принято на заседании Политбюро ЦК КПСС вместе с командованием Вооруженных Сил. Незначительные дискуссии в Политбюро вызвали технические детали предстоящей акции.

Насер настаивал, чтобы ввод советских войск в Египет произошел открыто. В крайнем случае миру можно было бы объяснить, что все войска – исключительно добровольцы.

Л. Брежнев возражал: "Нам никто не поверит, что нашлось воевать в чужой стране столько добровольцев. И вообще – мы так не привыкли". В конечном итоге все сошлись на том, что акция должна пройти "без шума".

Конец декабря 1969 года.
Подготовка к операции

На основе достигнутых советско-египетских договоренностей было принято закрытое решение Политбюро ЦК КПСС об оказании военной помощи этой стране в ее войне с Израилем путем создания там Оперативной группировки советских войск. В нее должны были войти зенитная ракетная дивизия, авиационная и военно-морская группы.

В декабре 1969 г. в соответствие с решением Политбюро Министр обороны Маршал Советского союза А.А. Гречко отдал приказ о проведении операции "Кавказ", суть которой состояла в создании на территории Египта системы ПВО на основе регулярных советских частей. Главком войск ПВО страны маршал П.Ф. Батицкий созвал совещание, на котором огласил приказ министра обороны, поставил конкретные задачи по разработке операции и формировании особой дивизии ПВО, были назначены даты готовности дивизии к отправке, отдано распоряжение командующим армиям ПВО о подготовке дивизионов и подразделений, которые должны были войти в состав создавемых бригад.

Непосредственно разработкой плана проведения операции "Кавказ" занималось Оперативное управление Главного штаба войск ПВО страны.

2 января 1970 года

В конце декабря 1969 года оперативная группа из 10 генералов и офицеров во главе с маршалом П.Ф. Батицким вылетела с подмосковного военного аэродрома "Чкаловский" в Египет на рекогносцировку местности. В течение нескольких суток в сопровождении Главного военного советника министра обороны ОАР генерал-полковника И.С. Катышкина группа в Аравийской пустыне выбрала места для каждой будущей позиции зенитных ракетных дивизионов.

2-3 января 1970 года об итогах работы группы было доложено египетскому руководству. Президенту Насеру был представлен командир дивизии генерал-майор А.Г. Смирнов. На следующий день группа вернулась в Москву.

5-6 января 1970 года состоялось совещание у министра обороны СССР Маршала Советского Союза А.А. Гречко.

9 января 1970 года

9 января 1970 г. с аэродрома "Чкаловский" поднялись в воздух и взяли курс на Каир 2 самолёта Ил-18 с оперативной группой генералов и офицеров МО СССР. Ее возглавили заместитель Главнокома войсками ПВО страны генерал-полковник А.Ф. Щеглов и заместитель Главнокома ВВС генерал-полковник авиации А.Н. Ефимов.

В группу входили
генерал-майор А.И. Беляков (инженер по фортификации),
генерал-майор А.К. Ваньков,
генерал-майор Л.А. Громов (старший по ЗРВ),
генерал-майор М.И. Науменко,
полковник В. Акимов (заместитель начальника отдела Оперативного управления Главного штаба),
полковник Н. Бойченко (из управления ЗРВ),
полковник Б.В. Грицай (военный инженер),
полковник С.П. Панжинский (заместитель начальника Политического управления),
подполковник А.В. Жданов (военный инженер)
и ряд офицеров ГШ ВС СССР, войск ПВО страны и СВ, ВВС и РТВ.

Группе надлежало в срочном порядке провести рекогносцировку местности и выбрать элементы боевых порядков подготавливаемых к отправке в ОАР советских воинских частей и подразделений, а также египетских войск. В сжатые сроки советские специалисты разработали несколько конкретных генеральных планов строительства и типовые решения площадок и огневых позиций для дислокации зенитных ракетных комплексов С-75 и С-125, технических дивизионов и батарей, КП бригад и укрытий для размещения техники на стационарных и временных позициях, создания запасных (полевых) и ложных позиций, позиций для зенитных установок ЗСУ-23-4 "Шилка" и ПЗРК "Стрела-2". Было предложено ряд вариантов базирования советской авиации на местных аэродромах, выполнены расчеты по воздействию различных боеприпасов противника на возводимые сооружения и отдельные их конструктивные элементы. Для основных районов прикрытия группировок войск (Северо-Александрийский, Центральный, Южный и Приканальный) в период с 5 марта по 10 апреля 1970 г. планировалось построить 25 позиций для ЗРК С-75 и 24 – для ЗРК С-125.

В конце января в Египет прилетел Главком войск ПВО страны маршал П.Ф. Батицкий, который возглавил работу оперативной группы. В первых числах февраля маршал П.Ф. Батицкий доложил президенту ОАР о результатах совместной работы советских и египетских военных специалистов по рекогносцировке и инженерному оборудованию позиций.

По возвращении в Москву состоялось совещание у министра обороны СССР Маршала Советского Союза А.А. Гречко. О готовности к проведению операции «Кавказ» докладывали
от войск ПВО - генерал-полковник А.Ф. Щеглов,
от ВВС - генерал-полковник авиации А.Н. Ефимов и
от ВМФ - Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков.

13 января 1970 года. Создание зенитной ракетной дивизии ОН

Одновременно с разработкой операции началось формирование частей и соединений. Для отправки в Египет было отобрано 32 тыс. советских генералов, офицеров и солдат. К марту 1970 группировка советских войск в Египте включала в себя

18-ю зенитную ракетную дивизию особого назначения (командир генерал-майор А.Г. Смирнов)
(численность личного состава – 1.5 тыс. человек)
в составе 4-х зенитных ракетных бригад (имели обозначения полков):
1-я зрбр / 559 зрп (командир полковник Б.И. Жайворонок),
2-я зрбр / 582 зрп (командир подполковник Н.А. Руденко),
3-я зрбр / 564 зрп (командир майор В.А. Белоусов),
4-я зрбр (командир полковник Шумилов),
и Центра радиоэлектронной борьбы (командир подполковник А.К. Исмаков);

истребительно-авиационную группу
(старший группы генерал-майор авиации Г.У. Дольников)
в составе:
35-й отдельной истребительной эскадрильи
(30 МиГ-21МФ, 42 летчика – командир полковник Ю.В. Настенко) и
135-й истребительного авиационного полка
(40 МиГ-21МФ, 60 летчиков – командир полковник К.К. Коротюк);

90-ю отдельную дальнеразведовательную эскадрилью особого назначения
(Ту-16Р, Бе-12, Ту-16П, Ил-38);

отряд кораблей Черноморского, Балтийского и Северного флотов в составе 5-й («Средиземноморской»") эскадры ВМФ СССР;

группу военных советников и специалистов (главный военный советник (ГВС) и старший группы военных специалистов генерал-полковник И.С. Катышкин (1968–1970), он же главкомандующий советской группировки особого назначения в Египте.

13 января 1970 года вышел приказ об образовании 18-й особой зенитной ракетной дивизии. Но уже накануне, в конце декабря, были назначены командиры дивизионов, которые приступили к комплектованию дивизионов личным составом, получением боевой техники. Новый 1970 год личный состав дивизионов встречал на железнодорожных станциях, занимаясь погрузкой техники. Эшелоны с разных концов страны пошли на юг, сначало в Баку, затем на ракетные полигоны в Ашулуке и Янгадже, где им предстояло отрабатывать стрельбу по низколетящим целям и в условиях постановки помех противником. Окончательно в состав 4-х бригад (полков) дивизии вошли 24 зенитных ракетных дивизиона, 4 технических дивизиона и 2 технические батареи.

Одновременно велась подготовка взводов ПВО СВ, которые придавались зенитным ракетных дивизионам для их прикрытия от авиации противника, атакующей на малых высотах. В начале февраля 1970 г. изъятые из состава мотострелковых и танковых полков сухопутных войск "шилкачи" прибыли на Тучинский полигон Прикарпатского ВО под Ровно. Там они провели боевое слаживание с боевой стрельбой ЗСУ-23-4. В частности впервые в истории отрабатывалась стрельба на т.н. "зеркалке" по реальным вертолётам огневой поддержки (ВОП). Считалось, что противник может применить их для атаки позиций ЗРК. Отделения ПЗРК "Стрела-2" проводили стрельбы отдельно от своих взводов на ракетном полигоне Ашулук. Всего было подготовлено к отправке 24 взвода ПВО, 3 полных и 1 сокращенное отделение регламентных, настроечных и ремонтных работ "Шилок" (ОРНРиР). По готовности они партиями отправлялись в порт Николаев, где впервые встречались с командирами и личным составом зенитных ракетных дивизионов, к которым они придавались.

В середине января в Египет вылетел командир дивизии генерал-майор А.Г. Смирнов вместе со своей оперативной группой в составе 20 человек. Она тоже была занята контролем за строительством позиций дивизионов и командных пунктов. Это было наиболее важной задачей. Командир так и не получил возможность познакомиться с личным составом дивизии до отправки в Египет, как ему было обещано ранее. Первые встречи с командирами бригад и дивизионов состоялись уже на месте в порту Александрии.

30 января 1970 года

30 января 1970 года в соответствии с приказом министра обороны СССР в Генеральном штабе была создана оперативная группа "Каваказ", на которую были возложены задачи по обеспечению повседневного управления советской группировкой в Египте. Начальником группы был назначен заместитель начальника Главного оперативного управления ГШ генерал-лейтенант Сергей Георгиевич Кривоплясов. Группа представляла собой самостоятельную единицу в Генеральном штабе и подчинялась только министру обороны, начальнику ГШ и его 1-му заместителю.

В состав группы вошли
- от Главного оперативного управления ГШ:
генерал-майор Пётр Васильевич Агеев,
Виктор Михайлович Татарников,
Семён Мефодьевич Урсол,
Станислав Кириллович Лалыменко;
- от управления ПВО и авиацией:
полковник Виктор Александрович Бушуев,
Борис Александрович Абрамов,
Борис Тимофеевич Суриков;
- от Главного организационно-мобилизационного управления ГШ:
полковник Василий Васильевич Градосельский;
- от Главного штаба ВВС:
Андрей Михайлович Бетехтин;
- от Главного штаба Войск ПВО страны:
майор Владимир Дмитриевич Гудым.

1 февраля 1970 года

1 февраля 1970 года заступила на боевое дежурство в небе Египта советская 35-я отдельная истребительная эскадрилья с авиабазы "Джанклиз" рядом с Александрией. МиГи несли опозновательные знаки ВВС ОАР, но пилотировались советскими летчиками. Зона ответственности эскадрильи простиралась на полосе вдоль побережья Средиземного моря от Порт-Саида до Мерса-Матрух и далее на юг до Каира

6 марта 1970 года

В течении февраля и марта на авиабазу "Кайро-Уэст" стали прибывать инженерно-технический состав и самолёты 135-го истребительного авиационного полка. Техники занимались сборкой и проверкой МиГов, которых в разобранном виде доставляли транспортные самолёты АН-12. Во время загрузки истребителей на Горьковском авиазаводе вместе с ними в грузовой отсек нередко попадал снег. Когда после перелёта транспортники разгружались в "Кайро-Уэсте", холодное белое чудо, попавшее в раскаленные пески Африки, вызывало немалое удивление у арабов, не видевших настоящей зимы.

6 марта прилетел основной летный и технический состав полка. После долгого перелёта в тесных кабинах транспортных Ан-12 советские лётчики и техники еще только разминали ноги, делая первые шаги по египетской земле, как внезапно над ВВП на высоте 50 метров прошла пара "фантомов" с голубыми звездами. Пройдя до конца полосы, двойка эффектно взмыла вертикально вверх, затем разомкнулась, далее самолёты разошлись друг с другом курсами под 180 градусов и удалились за горизонтом. Зенитная артиллерия египтян открыла огонь, когда цели уже скрылись, но продолжала "тарахтеть" с течение нескольких минут. Страшная канонада стояла над авиабазой, из-за которой было невозможно понять, что налёт закончился, так и не начавшись. Только что прибывшие советские "специалисты по сельскому хозйству", нарядные, одетые, как один, в белые рубашки и черные брюки, попадали в пыль и песок, кто где стоял. Встреча удалась. Так израильские лётчики поприветствовали своих новых оппонентов.

Предполётный инструктаж
Предполётный инструктаж советских летчиков.
На заднем плане: МиГ-21 в долговременном укрытии.
(журнал "Авиация и Время" №6'2007)

Прибывшему 135-му ИАП ставилась задача прикрывать Каир с юго-восточного направления, промышленные объекты центральной части Египта и Асуанскую плотину с северо-восточного направления в полосе между Сохненской и Заафаранской долинами, глубина боевых действий была ограничена до Суэцкого залива Красного моря. 1-я и 2-я эскадрильи полка базировались на авиабазе "Бени-Суэйф", и 3-я - на "Ком-Аушиме".

Теперь развертывание прибывающей зенитной ракетной дивизии ПВО ОН было обеспечено прикрытием с воздуха .




5 марта 1970 года.
Переход дивизии в Александрию

20 февраля в Каир прибыла оперативная группа специалистов в составе 14 человек, которая поступила в непосредственное распоряжение старшего по ЗРВ генерала-майора Л.А. Громова. Группа решала задачи по управлению, подготовке и анализу боевых действий ЗРВ. Её офицеры до прибытия основных сил дивизии также контролировали ход строительства стартовых позиций, затем они встречали прибывающие в порт Александрии зенитные ракетные дивизионы и провожали их до мест дислокации.

Непосредственно отправкой из порта Николаев и встречей в Александрии занималась оперативная группа Главного штаба войск ПВО страны во главе с генералом-полковником А.Ф. Щегловым.

В транспортной операции участвовали 16 судов Министерства морского флота СССР. Каждый транспорт мог взять на борт 2 зенитных ракетных дивизиона С-125 вместе с техникой и личным составом, а также различную технику и вооружение для других подразделений. Отрабатывая легенду о перевозке «сельхозтехники», на верхней палубе располагали только тягачи, грузовые автомобили, дизель-генераторы и ЗСУ-23-4 «Шилки», накрытые сверху деревянными коробами для маскировки. Боевая техника грузилась на нижние палубы. Также в трюме был размещен личный состав, которому было запрещено появляться на верхней палубе. При прохождении проливов Босфор и Дарданеллы были приняты дополнительные меры обеспечения секретности операции. На верхней палубе несли дежурство командиры дивизионов и старшие офицеры, вооруженные АКМ и личным оружием, имея приказ открывать огонь на поражение, если кто-нибудь из личного состава вздумает спрыгнуть за борт. Такой случай произошел в 1967 году, когда с борта советского линкора спрыгнул матрос, и был подобран военным кораблём США. Иностранных лоцманов, которые должны были проводить суда через проливы под разным предлогом не допускали на мостик к управлению. Маршрут держался в секрете даже от экипажей судов. Выйдя из Николаева, капитаны не знали, в какой порт они должны привести свои суда. О курсе и пункте следования они узнавали из секретных пакетов, которые вскрывались после прохождения контрольных точек на маршруте.

Еще не прибыв в Египет, наши воины смогли убедиться, что секретной операция была только для своих. Когда первый транспорт с техникой и личным составом прошел проливы и оказался в Средиземном море над ним появился палубный истребитель ВМС США. Американский лётчик долго крутился над мирным судном с "сельхозтехникой" на борту. Экипаж и "пассажиры" 3-его по счету транспорта с большим интересом узнали во время перехода из новостей израильского радио на русском языке, что их сухогруз прошел Босфор и Дарданеллы, и данный момент держит курс на Александрию, а у него на борту находятся сверхсекретные новейшие зенитные установки.

В начале марта первым из порта Николаев вышел сухогруз «Роза Люксембург». Через три дня пути 5 марта он встал на рейде порта Александрия, с наступлением темноты транспорт подошёл к причалу. Всю ночь продолжалась его разгрузка. Наступил день, но теперь вместо отдыха личный состав был занят погрузкой выгруженных ящиков, мешков и бочек, которым не было конца, на автомобили. К вечеру колонна была готова двинуться в путь. В голове и хвосте встали "шилки". Пройдя маршем по пустынной дороге Александрия-Каир, утром 7 марта командый пункт зенитной ракетной бригады Жайворонка (559 зрп) с соответствующими техническими службами прибыл на авиабазу "Кайро-Уэст". 18-я зенитная ракетная дивизия начала методичное развертывание, с каждым днём нацелевая в египетское небо все больше ракет своих 125-х комплексов. Очень скоро зарубежные военные аналитики увидят эти ЗРК в деле, а пилоты "фантомов" станут боятся встречи с этой непривычно небольшой, но очень грозной ракетой.

Дмитрий Полуян
Он привез нас - дивизионы Г.В. Комягина и И.И. Кузьменкова - в Египет ("Тогда в Египте...")

8 марта третьим эшелоном на сухогрузе "Миллерово" были доставлены зенитные ракетные дивизионы п/п-ка Пашкова с приданными подразделениями, п/п-ка Хаюстова и технический дивизион 85-й зрбр м-ра С.Ф. Самусевича. Дивизион Пашкова перегрузился на ж/д транспорт и убыл в Асуан, имея задачу прикрытия плотины. Хаюстов в тот же вечер прибыл на свою позицию на мысе Сильсилия с задачей немедленного развертывания для обеспечения защиты порта Александрия с наиболее опасного восточного направления. Технический дивизион Самусевича был временно развернут в Джанклизе на аэродроме базирования советской эскадрильи МиГ-21МФ. Позиция была выбрана здесь, т.к. аэродром находился в 40 километрах от дороги, по которой скоро должны были пойти колонны ракетчиков. Он должен был обеспечивать ракетами зенитные ракетные дивизионы С-125, следующие маршем из Александрии на свои СП. Транспортно-заряжающие машины техдивизиона, загруженные подготовленными ракетами, встречали ползущие по ночной пустыне колонны на повороте на Джанклиз и присоединялись к ними.

Прибывающие дивизионы встречались офицерами из оперативных групп генерала-полковника А.Ф. Щеглова и генерала-майора Л.А. Громова. От них командиры получали первые инструкции и приказы о занятии мест дислокации. Суть инструкций обычно сводилась к следующему: "Не волнуйтесь, вас там встретят ...". Без карт и переводчиков начальники колонн уводили вверенных им людей и технику в ночь по незнакомой пустынной местности. В последствие встречей подразделений занимался лично командир дивизии генерал-майор А.Г. Смирнов вместе со своей оперативной группой.

Затем прибыли в Александрию два зрдн п/п-ка Н.Ф. Кутынцева и п/п-ка В.И. Кириченко из 564 зрп. За ними стали подходит другие части и подразделения, в их числе сухогрузом «Георгий Чичерин» 11 марта был доставлен дивизион п/п-ка Попова К.И. из 559 зрп, 14 марта сухогрузом «Приднепровск» - дивизионы м-ра В.В. Таскаева и м-ра П.М. Смирнова 564 зрп, сухогрузом «Николай Островский» - дивизионы п/п-ка Н.Ф. Костикова и Б.В. Ильина 564 зрп, и последний транспорт – «Дмитрий Полуян» - привёз дивизионы м-ра Г.В. Комягина и м-ра И.И. Кузьменкова из 559 зрп, дополнительно вместе с ними 21 ЗСУ-23-4 «Шилка» и ракеты для 1 бригады. В транспортной операции также были задействованы пассажирские суда, в частности среди них лайнер "Александр Пушкин", который доставил личный состав частей связи и других подразделений. Отдельно 11 мая 1970 г. прибыл дивизион п/п-ка В.Д. Набока, который был направлен в Египет дополнительно для прикрытия военно-морской базы и аэродрома базирования Бе-12 и Ил-38 в Мерса-Матрух.

В парке дворца короля а (из личного архива Е.М. Панковец )
После прибытия в Александрию. В парке дворца короля Фаруха
(из личного архива Е.М. Панковец)

Прибытие транспортов в порт планировалось таким образом, чтобы разгрузка происходила под покровом темноты. Прямо с рампы техника въезжала в большой ангар, наружу боевые машины выходили перекрашенными в песочный цвет. Личный состав сразу же с борта сухогрузов направлялся в соседний ангар. Здесь он должен был переодеться из гражданского платья в египетскую военную форму, которая заранее была разложена по мешкам с указанием размера. В тот же мешок складывалась "гражданка", и его забирали с собой, многим он заменил подушку на весь долгий год спецкомандировки. Все советские военнослужащие от рядовых до маршала одевались в одинаковую форму без знаков различия. Чтобы как-то отличать солдат от офицеров, кто-то придумал, чтобы офицеры и сверхсрочники носили куртку, не заправляя ее под ремень брюк.

Дивизионы, прибывшие первыми эшелонами, после разгрузки быстро формировались в колонны и уходили из Александрии. Часть ракет в транспортной таре и "шилок" отправлялись в Каир по железной дороге, чтобы не тормозить движение колонн. В последствие технику и людей сосредотачивали в парке дворца короля Фарука, здесь они стояли в карантине до 5 дней. Вокруг была выставлена охрана из египеских солдат. Периметр парка санитарная служба перекрыла матами, пропитанными сильнодействующим дезинфицирующих средством. Это не мешало советским военным, зажав нос, чтобы не потерять сознание, бегом преодолевать препядствие. Вылазки из парка предпринимались только для покупки свежих фруктов и продуктов. Обошлось без эксцессов, никто не заблудился и не сбежал. Дождавшись тёмного времени суток, дивизионы выходили на марш по пустынной дороге Александрия-Каир и далее к своим позициям. Для их прикрытия прямо в парке был развернут один комплекс С-125. Несколько позже постоянную позицию на мысе Сельселя прямо в самой Александрии занял зрдн п/п-ка Л.Д. Хаюстова, прикрывая порт с восточного направления. С другой стороны на западной окраине города рядом с аэродоромом "Дихейла" недалеко от выезда на пустынную дорогу встал на боевое дежурство дивизион п/п-ка А.И. Балабанова.

С-125 на мысе Сельсилья
Позиция дивизиона С-125 на мысе Сельсилья в наши дни. 20.09.2010
(© Google Earth)

Сложнейшая транспортная операция не могла обойтись без осложнений и ЧП. При погрузке «шилок» в порту на железнодорожные платформы получил тяжелую травму командир взвода прикрытия ст. л-т Андреев, через 5 дней он умер. Это была первая потеря среди личного состава дивизии. Также в Александрии свалилась в канал одна из ЗСУ-23-4 «Шилка». Из-за опасения ударов израильской авиации техника при разгрузке рассредотачивалась по территории порта. Это неизбежно внесло путаницу и неразбериху. На каждую единицу техники мелом писали условный четырехзначный номер, из которого можно было понять к какому дивизиону и бригаде она принадлежит. Это облегчало формирование колонн для марша. Но были случае, когда потерянная в порту техника и оборудование находили свой дивизион через пару месяцев. Но в целом дивизия успешно выполнила задачу по переброске в Египет. В этом была немалая заслуга командиров и старших офицеров дивизионов, которым приходилось самостоятельно решать множество организационных вопросов. Личный состав при разгрузке и на марше тоже показал немало примеров своей профессиональной выучку и сознательности.

С первого же дня начали сказываться особенности жаркого климата. Когда дивизионы маялись в карантине в парке дворца Фарука, ожидая команду на марш, были случай, когда солдаты, несмотря на запрет командиров, тайком загорали на солнце. После погрузки на 10-градусном морозе в Николаеве соблазн погреться на африканском солнце был слишком велик. В результате были солнечные удары и сильные ожоги, и ночью во время марша места водителей за рулем тягачей вынуждены были занять их офицеры.



  В НАЧАЛО     ДАЛЕЕ  >