إختصاصيّروسيّ
ТЗМ МИГ-25 ПУ ЗСУ С-125
ХУБАРА РУС
ПОСВЯЩАЕТСЯ СОВЕТСКИМ СОЛДАТАМ И ОФИЦЕРАМ, ВОЕВАВШИМ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

5-я Средиземноморская эскадра ВМФ


Александр Розин
Советский ВМФ в сдерживании и прекращении «шестидневной войны» в 1967 г.

Александр Розин
Война «Судного дня» 1973 г. Противостояние СССР - США на море.





Морская пехота Балтики на Ближнем Востоке










Советский ВМФ в сдерживании и прекращении «шестидневной войны» в 1967 г.

В первой версии этой статьи содержалось большое количество ошибок и неточностей, возникших в результате использования ненадёжных первоисточников. Особенно это касается корабельного состава; реально он существенно отличается от сообщённого ранее.

Советский и американский флоты в Средиземноморье в начале 1967 г.

К началу 1967 г. корабли советского Военно-Морского флота уверенно чувствовали себя на просторах Средиземного моря. Ещё в мае 1965 г. Главнокомандующий ВМФ СССР адмирал С.Горшков на встрече в руководством Северного флота объявил о необходимости создания в Средиземном море действующей группировки сил как противовес 6-му флоту США: «…периодически у нас там действует оперативная бригада, состоящая из нескольких надводных кораблей и дизельных лодок… Пора думать о формировании в этом регионе постоянно действующей оперативной эскадры, включая атомные подводные лодки». В мае 1966 г. в Средиземном море уже начала действовать первая смешанная эскадра. Из года в год росло время нахождения здесь советских кораблей. Если в 1964 г., по иностранным данным, советские корабли находились в Средиземном море 1800 часов, то в 1965 г. – 3700 часов, а в 1966 г. – 5400 часов. В 1967 г. интенсивность походов только возросла.

Походы советских кораблей в Средиземном море и отработка ими задач боевой подготовки проходили в сложных условиях. В отличие от натовских стран, СССР здесь не имел своих баз. Поэтому нашим кораблям приходилось пополнять запасы топлива, продовольствия и воды не у причалов, а, как правило, с танкеров и транспортов в открытом море, за пределами территориальных вод прибрежных государств – на якорных стоянках в районах островов Китира, Крит, Мальта, Альборан, в заливах Габес, Хаммамет, Эс-Саллум и других. Чтобы облегчить ситуацию, руководство страны прилагало всевозможные усилия для организации базирования наших кораблей в дружественных арабских странах.

Противостоящий нашим судам Шестой флот США количественно и качественно превосходил корабли смешанной эскадры. Как раз в первой половине года у американцев происходила смена кораблей, несущих службу в акватории Средиземного моря. Даже при кратком ознакомлении с составом судов, развернутых США накануне Шестидневной войны, видно, что корабли советского отряда значительно им уступали. На фоне этого довольно нелепо звучат утверждения некоторых авторов, которые из небольшого отряда советских судов пытались сделать чуть ли не угрозу миру.

В январе в Средиземное море прибыл ракетный крейсер «Little Rock» CLG-4, ставший флагманским кораблем командующего 6-м флотом вице-адмирала Уильяма И. Мартина (William I.Martin). 22 января 1967 г. АУГ во главе с авианосцем «America» CVA-66 сменила в средиземноморском патруле АУГ во главе с авианосцем «Independence» CV-62. Несколько ранее, 18 января, у Гибралтара авианосец «America» CVA-66 обнаружил и облетел советский бомбардировщик Ту-95. В свою очередь, два взлетевших с авианосца «Фантома» сопровождали бомбардировщик, пока он не скрылся. 1 марта 1967 г. из Ньюпорта вышли крейсер «Galveston» CLG-3 и эсминец «William R.RUSH» DD-714. Пройдя Атлантику, они вошли в Средиземное море. Несколько позже «William R.RUSH» DD-714, пройдя Суэцким каналом, c 1 апреля по 21 мая действовал в Индийском океане.

Боевые корабли приходили в район не для отдыха, они занимались боевой подготовкой и демонстрировали флаг. В начале марта «Америка» провела совместные учения по противовоздушной обороне с британским авианосцем «Hermes».

Естественно, и находившаяся там в тот момент 13-я смешанная эскадра также выполняла боевые задачи. В марте 1967 г. корабли 21 бригады противолодочных кораблей ЧФ провели в Средиземном море зачётное тактическое учение по поиску и слежению за ПЛАРБ силами КПУГ во взаимодействии с кораблями радиотехнической разведки и многоцелевыми подводными лодками. В ходе учения в центральной части Ионического моря корабль радиотехнической разведки обнаружил ПЛ 6-го флота США и передал гидроакустический контакт ЭМ «Напористый». Общее время слежения составило 3 часа 50 минут.

В середине апреля авианосец «America» CVA-66 обеспечивал ракетные стрельбы с крейсеров «Josephus Daniels» DIG-27 и «Harry E. Yarnell» DLG-17.

15 апреля Шестой десантный эскадрон (BLT 1/6) в составе 7 судов - трёх десантных войсковых транспортов: «Cambria» APA-36 (флагман), «Sandoval» APA-194, «Uvalde» AKA-88, двух десантных кораблей-доков «Casa Grande» LSD-13, «Shadwell» LSD-15 и двух танкодесантных кораблей «Lorain County» LST 1177, «Terrebonne Parish» LST-1156 прошёл Гибралтар. На борту кораблей дислоцировался 1 батальон 6 морского полка. Почти сразу он был брошен в "горячую точку".

21 апреля 1967 г. в результате военного переворота было свергнуто законное правительство Греции. Морские силы 6-го флота США были немедленно приведены в готовность и направлены в Ионическое море. Два батальона, две десантные группы (BLT 3/8, и BLT 1/6), находившиеся в Средиземноморье и сменявшие одна другую, были привлечены к операции, которая была демонстрацией силы, при готовности в случае нужды осуществить эвакуацию.

Начало деятельности 14-й эскадры и обострение ситуации на Ближнем Востоке.

24 апреля из Севастополя в Средиземное море вышла очередная 14-я смешанная эскадра. Командовал эскадрой капитан 1 ранга Н.Д.Солдатов – командир 17-й бригады противолодочных кораблей, заместитель по политической части - капитан 3 ранга Н.С.Белоусов. Командир эскадры вышел на одном СКР класса Riga (проект 50), который находился в Средиземное море до 24 июня. Естественно, советские корабли к этому времени уже неоднократно были в этом регионе, поэтому существовала следующая форма управления: из состава флотов посылались сюда по 3-4 корабля, здесь они объединялись и получали наименование эскадры, а также очередной порядковый номер (к этому моменту – 14). Так что в море Н.Д.Солдатова ждали и другие корабли, но их было немного. Основной ударной силой были дизельные подводные лодки, их обеспечивала плавбаза «Дмитрий Галкин» из состава СФ. Из АПЛ в конце апреля 1967 г. вышла на БС в Средиземное море ПЛАРК пр.675 «К-131» (к-1р. В.П.Шеховцев, поход обеспечивал капитан 1 ранга зам. командира 11 ДиПЛ В.Н.Поникаровский). Участник похода «К-131», капитан 1 ранга в отставке Вадим Тимофеевич Кулиниченко вспоминает: «В конце апреля 1967 года, когда на сопках ещё лежал снег и заполярное солнце совсем не грело, мы ночью (обычно в походы уходят без шумихи, без проводов) тихо снялись со швартовов и начали свою боевую службу. Через сутки мы узнали наши задачи: предстояло скрытно войти в Средиземное море и осуществлять там патрулирование с целью обнаружения и слежения за АМГ и ПЛАРБ.

До выхода в море мы не могли знать района несения боевой службы, так как карты получали на все моря и океаны, а задачи были типовые.

Вот перед нами Гибралтарский пролив, который необходимо форсировать в подводном положении. Чтобы иметь полную уверенность в определении места, мы всплыли под среднюю и всеми имеющимися средствами уточнили свое место. Подводники всегда работают по ночам. И когда меня спрашивали те, с кем мы делились опытом: "Был ли страх при форсировании Гибралтара?" — ведь все знают, что ширина его не так уж велика, к тому же известно, чего там наставили англичане, хотя пролив и международный, — я отвечал честно: "Да!" Бесстрашных людей нет, всем присущ страх в экстремальных ситуациях, но вот победить его, не дать завладеть им собой, внешне не показать, что ты боишься или не уверен в чем-то, — это удел смелых людей, а подводники в основном такие люди, и за свою службу на флоте я очень мало знал случаев, когда с лодок уходили люди только из-за того, что боялись.

Гибралтар пройден по боевой тревоге. Всплываем под перископ в расчётной точке и наблюдаем громаду авианосца, который втягивается в Гибралтарский пролив со стороны Средиземного моря. Возвращается в США. Ночь. Он весь в огнях. Это грандиозное зрелище.

С правого борта вся в неоне мерцает Сеута, но мы её наблюдаем только через окуляр перископа и фиксируем нужное в журналы...».

Развертывание очередной 14 смешанной эскадры советских кораблей в Средиземном море сопровождалось информационным наступлением советского руководства, однозначно заявившим, что Советский Союз - средиземноморская держава, нравится это кому или нет. При этом советские лидеры выступали с предложением сделать этот район зоной мира. 24 апреля 1967 года, выступая на конференции Коммунистических партий в Карловых Варах (Чехословакия), Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев выступил с мирной инициативой и призвал сократить военное присутствие в Средиземном море, выведя оттуда боевые корабли 6-го флота США и Советского Союза. Однако в реальности вместо взаимного сокращения военной угрозы мир оказался вновь перед фактом возможного столкновения двух сверхдержав, причем СССР впервые наглядно продемонстрировал, что он способен использовать свой военный флот для решения стоящих политических задач.

После демонстрации силы у Греции корабли Шестого десантного эскадрона (BLT 1/6) 1-5 мая находились в порту Тулон (Франция), 6-15 мая - проводили боевую подготовку у Корсики, а с 17 мая находились на отдыхе в Неаполе.

3 мая 1967 г. большой отряд американских боевых кораблей из Норфолка и Чарлстона совершил десятидневный преход до Гибралтара (в том числе - авианосец «Saratoga» CVA-60 с кораблями охранения), и корабли 12 эскадрона эсминцев (в том числе - «DYESS» DD-880, «MASSEY» DD-778).

Праздник 9 мая корабли 14 смешанной эскадры отметили парадным построением четырёх кораблей, находившихся в точке сбора. Это были один СКР, два тральщика «БТЩ-68», «БТЩ-259» и НИСУ или какой-то другой гражданский корабль. Сбор кораблей не остался без внимания, над построением кружил американский самолёт «Нептун».

10 мая в восточной Атлантике начались советские учения Северного и Балтийского флотов с привлечением авиации ТОФ по отработке способов борьбы с авианосцами противника, продлившиеся до 27 мая. Помимо надводных кораблей, в них участвовали и подводные лодки, в том числе АПЛ пр.627А «К-52» (В.Д.Борисенко).

3 мая сторожевые корабли проекта 35 (класса Mirka II по классификации НАТО) «СКР-6» (к-3р. А.П.Дядюн) и «СКР-13» (к-3р. С.В.Никифоров), только что принятые от промышленности, вышли из Балтийска в межфлотский переход в Севастополь. 11 мая они прошли Гибралтарский пролив, вступили в Средиземноморье и оставались там до 22 июня. Руководил переходом командир 20 дивизии контр-адмирал И.Н.Молодцов. Служивший на «СКР-6» Юрий Николаевич Хрипунов вспоминал: «Я был командиром БЧ-2 (вторая боевая часть, артиллерийское вооружение) на противолодочном корабле, на котором 3 мая 1967 года мы вышли из Балтийска курсом на Севастополь — вокруг Европы. Приписан корабль был к Краснознаменному Черноморскому флоту, строился на заводе "Янтарь" в Калининграде, а мы с экипажем осенью 1966 года приехали, получили его на заводе, довели до ума технику и готовили её к бою. Перед нами было поставлено задание: прийти в Средиземном море, два месяца находиться на боевой позиции, а потом прибыть в Севастополь на место базирования. В то время советская средиземноморская эскадра выполняла определённые задачи: следила за ударными авианосными соединениями американцев, стояла в ключевых точках, заходила в порты Объединенной Арабской республики, где президентом был Гамаль Абдель Насер. То-есть наша эскадра была противовесом флоту НАТО». СКР в Средиземноморье вошли в состав КПУГ 17 бригады противолодочных кораблей и успешно решали поставленные задачи.

12 мая в Средиземное море из Севастополя прибыл отряд кораблей в составе крейсера класса Kirov (пр.26-бис) «Слава» (к-1р. Ю.А.Уланов, в Средиземноморье - до 25 июня), БПК класса Kashin DLG бортовой 381 (пр.61) (в Средиземноморье - до 23 июня) и СКР класса Riga (пр.50) (в Средиземноморье - до 16 июня). Во главе отряда стоял первый заместитель командующего ЧФ вице-адмирал В.С.Сысоев. Свой флаг он поднял на крейсере «Слава». Крейсер «Слава» (бывший «Молотов») являлся кораблем довоенного проекта, участником Великой Отечественной войны, к этому времени он давно имел статус учебного. Главным калибром крейсер не стрелял 20 лет, у него отсутствовал боезапас главного калибра, а системы управления оружием были неотстреляны.

Главной задачей кораблей 14 смешанной эскадры являлось ведение разведки и слежение за флотом ВМС США. Незадолго до этого западная пресса писала о 6-м флоте с подобострастным восторжённым перепугом: «Он всё время в движении, но никто не знает, где он находится в данный момент. Его местонахождение держат в секрете. Только когда его корабли заходят в какой-либо порт, покров секретности с него временно снимается. Потом корабли вновь исчезают, но никто не знает, куда они направились». Но начиная с 1967 г. ситуация стала кардинально меняться, теперь корабли советского флота отслеживали перемещения американских авианосцев, действуя по всей акватории Средиземного моря. К этому привлекались все находившиеся в наличии боевые корабли и разведывательные корабли. У ближневосточного побережья Средиземного моря нёс службу корабль радиотехнической разведки (КРТР) «Севрюга», другой корабль, «Краб», находился в Кадисском заливе в районе ВМБ Рота, они выясняли воздушную и надводную обстановку.

В свою очередь, самолёты западных стран постоянно совершали облёты советских кораблей. В отдельных случаях они демонстрировали агрессивность, имитируя атаку, пролетая над кораблями на малой высоте. Так, однажды в мае 1967 г. в Средиземном море гидрографическое судно, замаскированное под рыболовецкий траулер, попыталось приблизиться к авианосцу. С его палубы немедленно поднялся «F-8», который сделал заход на «цель» и... выпустил тормозной щиток, из ниши которого на советское судно посыпались рулоны туалетной бумаги! Возросшая активность выросшего советского отряда кораблей не осталась незамеченной американцами. 19 мая командующий 6-м флотом ВМС США Уильям Мартин заявил: «Задачи 6-го флота изменились… в связи с всё возрастающим советским присутствием в этом море».

К маю начала обостряться обстановка на границе арабских стран с Израилем. Египет восстановил свои вооружённые силы после войны 1956 г., и жаждал реванша. Другие арабские страны, недовольные политикой Израиля, всячески поддерживали Египет. Непрекращающиеся демонстрации в арабских странах требовали сбросить евреев в море. Израиль, в свою очередь, также готовился к столкновению.


15 мая египетские войска прошли через Каир, двигаясь в направлении Синайского полуострова. Израиль привел свои войска в состояние готовности.

16 мая в Египте введено чрезвычайное положение, войска отмобилизованы и передислоцированы для занятия оборонительных рубежей на израильской границе.

17 мая в Каире и Дамаске сделаны заявления, что ОАР и Сирия «готовы к бою». Крупные египетские силы продвигаются на восток Синая. В Иордании проведена мобилизация.

18 мая Г.А.Насер потребовал вывести войска ООН с линии перемирия с Израилем и с берегов Тиранского пролива. Ирак и Кувейт объявили мобилизацию. В свою очередь и Тель-Авив объявил о принятии «надлежащих мер».

19 мая войска ООН были выведены из региона, в Газе спущен флаг ООН и объявлено о роспуске войск ООН на Ближнем Востоке.

20 мая Израиль закончил частичную мобилизацию. Внешне демонстрируя беспечность и равнодушие к военным приготовлениям арабов, израильтяне спешно готовились к войне. Начиная с 19 мая, они приступили к ускоренной программе повышения боеспособности морских сил с учётом ограниченного количества и устарелости судов. В Ашдоде была построена новая морская база, рассчитанная на торпедные катера и другие легкие морские суда. Были установлены новые радиолокационные станции на судах, многие получили новые пушки. Траулеры были переоборудованы так, чтобы сделать их пригодными для несения патрульной службы, а подводная лодка «Рахав» была снабжена гидролокаторами и пусковыми устройствами для глубинных бомб против подводных лодок противника. Бывший египетский эскадренный миноносец «Ибрагим Аль-Аваль», который, по словам британского консула в Хайфе, был в конце мая во время ремонта на Хайфской верфи выкрашен в красный цвет, чудодейственным образом посерел за 48 часов и вышел в море. Десантное судно, которое должны были спустить на воду в августе, было достроено в течение шести дней гражданской судоверфью. "Оно имело только два или три двигателя и импровизированный руль, но нам было не до придирок", - сказал генерал Харэль. Имея целью ослабить египетский флот в Средиземном море, где он мог представлять большую угрозу для Тель-Авива и густонаселенных прибрежных районов страны, израильтяне пошли на военную хитрость, чтобы побудить Египет перебросить некоторые свои суда в Красное море. Для этого они днём перевозили несколько десантных судов по суше через пустыню Негев в порт Эйлат, а ночью возвращали обратно. Израильтяне повторяли этот маневр несколько раз, и, хотя они спустили на воду только три торпедных катера в районе Эйлата для несения патрульной службы в Красном море, египтяне, очевидно, сочли, что Израиль намерен повторить атаку 1956 года на Шарм-аш-Шейх. И, как следствие, 3 июня, за 2 дня до начала военных действий, два египетских эскадренных миноносца перешли из Средиземного моря через Суэцкий канал в Красное море.

О нарастании конфликта руководство СССР знало. С конца апреля западные средства массовой информации громогласно объявляли о систематических обстрелах сирийской стороной израильских кибуцев. Но фактически в большинстве случаев это была сирийская реакция на провокации израильтян. Об этом в 1976 г. в интервью признался бывший министр обороны Моше Даян (интервью опубликовано в 1997 г., через 16 лет после его смерти): «По меньшей мере 80%, даже больше чем 80% всех стычек делались следующим образом. На языке военного командования это называлось "игрой". Мы посылали бронированный трактор в демилитаризованную зону пахать там, где это запрещено, и знали заранее, что сирийцы начнут предупредительную стрельбу. Если они не стреляли, трактор шёл дальше, пока они не начинали стрельбу. А мы тогда начинали использовать артиллерию, а затем и ВВС». По словам Моше Даяна, «это делал и Чара (Цви Цур, предшественник И. Рабина на посту начальника Генерального штаба) и Ицхак (Ицхак Рабин, начальник Генштаба в период войны 1967 г.) это делал, но больше всего эта "игра" нравилась Дадо (Давиду Элазару, командующему Северным округом в 1964-1969 гг.)».

Обострение ситуации на сирийской границе не могло не беспокоить Советский Союз. 13 мая 1967 г. министр иностранных дел СССР А.А.Громыко посетил председателя национального собрания ОАР Анвара Садата в гостинице «Советская» и имел с ним беседу. Андрей Громыко отметил, что на Ближнем Востоке наблюдается активизация реакционных сил. Впоследствии, 21 апреля СССР сделал серьёзное представление властям Израиля в связи с последними событиями на границе с Сирией. Садат сказал, что сирийцы любят выступать с резкими заявлениями в адрес Израиля. Однако, по его мнению, тот, кто действительно хочет уничтожить Израиль, должен меньше говорить, а больше делать. Садат также сказал, что они готовы оказать Сирии любую помощь. Так, сирийцы обратились к ним с просьбой о действиях египетских истребителей против самолётов Израиля. Египтяне ответили, что готовы предоставить Сирии самолёты и лётчиков, но они не могут действовать против Израиля с территории ОАР, а свою территорию для их базирования сирийцы предоставить не хотят. Видимо, сказал А.Садат, сирийцы боятся нашего присутствия в Сирии. А.Громыко сказал, что разделяет мнение А.Садата о том, что заявления в адрес Израиля должны быть трезвыми, ибо в противном случае это может перерасти просто в ругань. Однако, сказал Громыко, принципиально позиция Сирии, направленная против Израиля, является правильной. Советские представитель открыто и в доверительном порядке говорили сирийцам о том, что СССР поддерживает позицию их страны. В свою очередь Садат отметил, что ОАР также поддерживает Сирию и заключила с ней соглашение о совместной обороне. ОАР рассматривает ведущуюся в Сирии борьбу против империализма не только как борьбу партии БААС, но и как борьбу всех арабских народов.

Руководство ОАР активно разыгрывало сирийскую карту. 16 мая посол СССР в ОАР Д.П.Пожидаев встретился с военным министром ОАР Ш.Бадраном по его просьбе. Бадран сказал, что египтяне узнали от сирийской стороны, что Израиль сконцентрировал на границах с Сирией 12 бригад. По египетским оценкам, число израильских солдат может быть несколько меньше, но наличие больших скоплений войск несомненно. Причем Бадран весьма серьёзно подчеркнул возможность перехода границы и на севере Сирии. В этой связи египетские руководители в соответствии с имеющимся между ОАР и Сирией соглашением о совместной обороне приняли целый ряд мер. В Дамаск выехал начальник Генштаба египетской армии генерал Фавзи, который поддерживал постоянные контакты с министром обороны и начальником Генштаба вооружённых сил Сирии. Сирийцев проинформировали, что если на них произойдет нападение, то ОАР немедленно выступит на защиту Сирии. Бадран по просьбе советского посла уточнил, что под нападением следует считать вооружённое наземное вторжение с целью захвата части территории. Конфликты и вооружённые пограничные столкновения не считались нападением. Министр в этой связи указал, что вооружённые силы ОАР приведены в состояние боевой готовности, а на Синай переброшено более одной пехотной дивизии и три бронетанковые бригады, в настоящее время указанные соединения египетской армии перешли Суэцкий канал и заняли исходные позиции для наступления, которое начнется немедленно в случае, если Израиль нападет на Сирию. В свою очередь ОАР просит СССР поставить самолёты МиГ-21, Су-7, зенитки, и прочее военное снаряжение. 19 мая посол СССР в ОАР Д.П.Пожидаев встретился с первым вице-президентом ОАР Маршалом А.Амером; тот сказал послу, что вывод войск ООН с границы имеет военно-политические цели. Прежде всего, Израиль, оказавшись на южных границах лицом к лицу с вооружёнными силами ОАР, не сможет впредь сосредоточить войска у сирийской границы. Израильтяне не рискнут также начать крупные военные действия против Сирии, ибо в таком случае египетские войска, занявшие исходные позиции у самой границы, немедленно вступят в бой. И опять, как и ранее, Бадран Амер просил изыскать возможность ускорить поставки 40 истребителей «МиГ-21 ПФМ 80», намеченные к поставке на 1968 г., до конца 1967 г., а также дополнительно выделить 100-150 легких гусеничных бронетранспортеров для частей на Синае.

20 мая в Средиземноморье прибыл один советский ЭМ класса Kotlin DD (пр.56), он находился здесь до 16 июля.

21 мая американский эсминец «William R. RUSH» DD-714 прошёл Суэцким каналом из Красного моря в Средиземное. Командир эсминца вспоминал: "Когда RUSH проходил через канал, мы все могли чувствовать атмосферу напряжённости, местоположение оружия и войск были очевидны с обеих сторон канала". В Средиземном море «William R. RUSH» пришвартовался к плавучей базе эсминцев «TIDEWATER» AD-31, где провёл первые несколько дней июня, проведя небольшой ремонт. С началом войны он присоединился к эскорту авианосцев.

Великобритания увеличила своё военно-морское присутствие в морях, прилегающих к зоне конфликта. Англия имела в Средиземном море 2 фрегата, 6 тральщиков, 1 подводную лодку. Кроме того, туда из Англии было направлено несколько кораблей. 22 мая британский авианосец «VICTORIOUS» прошёл Суэцким каналом из Красного моря, направляясь на Мальту. В Красное море с баз на Дальнем Востоке англичане перебросили авианосец «HERMES» и 2 фрегата, прибывшие в район Адена 25 мая, а из Персидского залива - 5 тральщиков.

22 мая Насер закрыл Тиранский пролив в Красном море для всех израильских судов и кораблей других стран, направляющихся в израильский порт Эйлат (в Красном море). Эта блокада отрезала еврейское государство от транспортных путей, соединявших Израиль со странами Азии и бассейна Индийского океана, в том числе - лишала поставок иранской нефти. Подобный шаг был прямым нарушением решений ООН от 1957 г., декларировавших право Израиля использовать пролив, а также Конвенции по территориальным водам и прибрежным зонам, принятой на конференции ООН по морскому праву 27 апреля 1958 г. Решение руководства ОАР блокировать залив Акаба было принято без совещаний с советской стороной, СССР был поставлен перед фактом. 22 мая посол СССР в ОАР Д.П.Пожидаев встретился с президентом ОАР Г.А.Насером, тот вновь подтвердил готовность ОАР выступить в поддержку Сирии, если она подвергнется нападению. Отвечая на вопрос Советского правительства, какие, по мнению президента, дополнительные шаги мог бы предпринять Советский Союз, Насер сказал, что было бы весьма важным, чтобы Советский Союз выступил с решительным заявлением против империалистических интриг на Ближнем Востоке. Причем Насер просил сделать такое заявление не по линии ТАСС или агентства «Новости», а по линии правительства, подобно Советскому заявлению в связи с тройственной агрессией против Египта в 1956 году. По его мнению, желательно, чтобы наше заявление было направлено не столько против Израиля, сколько против американских империалистов, пытающихся повторить историю 1956 года и навязать арабам свое господство. Израиль же, по словам президента, является лишь марионеткой в руках американского империализма. Кроме того, предостережение только одного Израиля дало бы американцам повод выступить в его защиту. Американские империалисты заслуживают большего осуждения как покровители Израиля.

Насер высказал соображение, что подобное заявление не вызовет резкого ухудшения отношений Советского Союза с США, ибо последние сами не могут ждать иной позиции со стороны СССР. Наряду с этим, подчеркнул Насер, такая позиция Советского Союза внесла бы полную ясность в положение вещей. Дело в том, заметил он, что Запад, в том числе и США, усиленно распространял слухи о якобы имеющей место договоренности между СССР и США относительно совместных акций в целях сохранения мира на Ближнем Востоке. При этом западные агентства ссылались на послание Джонсона главе Советского правительства А.Н. Косыгину. Кроме того, Насер сообщил о решении египетского правительства закрыть Акабский залив для Израиля.

22 мая СССР уведомил Турцию о намерении провести через проливы 10 военных кораблей (уведомление даётся за 8 дней до прохода). В связи с осложнением обстановки и ростом американской группировки было принято решение о спешном увеличении советской военно-морской группировки. Были подготовлены предложения по направлению в Средиземное море группы наращивания БС в составе 5 боевых кораблей и 3 вспомогательных судов. Одновременно с этим был подготовлен транспорт, загруженный комплектом снарядов для 150-мм артиллерийских орудий крейсера «Слава». Транзит начался 30 мая, первая группа состояла из судов поддержки. Никаких дальнейших запросов не было сделано в течение кризисного периода. Советские представители поясняли, что они не намеревались поддержать ОАР в организации блокады Тиранского пролива, и эти передвижения не могли рассматриваться как возможная подготовка к этому.

23 мая американские авианосцы «SARATOGA» и «AMERICA» получили приказ начать перемещение в восточную часть Средиземного моря.

В среду 24 мая Англия и Соединённые Штаты пришли к соглашению, что Акабский залив должен быть вновь открыт для международного судоходства. В их совместном заявлении говорилось, что "не следует исключать возможности военной акции" и что американский 6-й флот будет переведен в восточное Средиземноморье с целью подкрепления дипломатических усилий, предпринимаемых для открытия залива.

24 мая по требованию Дании и Канады состоялось экстренное заседание Совета Безопасности «для рассмотрения чрезвычайно серьёзной ситуации на Ближнем Востоке, угрожающей международному миру и безопасности». На этом заседании русские потребовали вывода американского и английского флотов из Средиземного моря. В ООН начались лихорадочные консультации, но советский представитель Николай Федоренко противодействовал любому предложению о снятии блокады. Его канадский и датский коллеги прямо заявили господину Федоренко: «Складывается неприятное ощущение, что СССР ведет игру, позволяющую эскалацию кризиса, чтобы вынудить Израиль к действию». Этот тезис о косвенной виновности Советского Союза в развязывании шестидневной войны очень популярен в западных странах и среди прозападных историков. Фактически всё было гораздо сложнее таких однозначных мнений. СССР старался предотвратить прямое столкновение, но при этом он сталкивался с интересами своих арабских союзников, которые были весьма воинственно настроены, и с активной провокационной позицией США и Израиля.

Вечером 26 мая премьер-министру Израиля Энколу была направлена телеграмма Председателя Совета Министров СССР А.Н.Косыгина, в которой было сделано твёрдое предупреждение об опасных последствиях, к которым может привести попытка начать военные действия. Косыгин призвал правительство Израиля серьёзно взвесить складывающуюся обстановку, проявить понимание ответственности, которая ляжет на государство, развязавшее вооружённую агрессию и принять все меры к тому, чтобы военного конфликта не было. Послание аналогичного характера было направлено премьер-министру Англии Вильсону и президенту США Джонсону. При этом в послании президенту США было подчеркнуто, что СССР считает действия арабских стран справедливыми и носящими оборонительный характер, и если Израиль начнёт войну, то СССР будет оказывать помощь странам, подвергнувшимся агрессии. Просьбу воздержаться от эскалации обстановки Советский Союз передал и своим арабским союзникам. 27 мая посол СССР в Каире Дмитрий Пожидаев попросил срочного приёма у президента Гамаль Абдель Насера, немедленно его принявшего. Посол передал Насеру совершенно секретное послание лично от председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина. В послании советский премьер в решительной, по дипломатическим понятиям даже резкой форме призывал Египет проявить сдержанность в назревающем конфликте с Израилем. ”Если вы начнёте войну, мы не сможем вас поддержать”, писал Косыгин. Правда, в конце он заверил Насера в дружеских чувствах и подтвердил, что СССР окажет всю необходимую помощь в случае израильской агрессии. Назревающий конфликт неизбежен, но руководство СССР решило не проводить эвакуацию многочисленного гражданского персонала (включая семьи советских военных специалистов), чтобы, как разъясняли из Центра, не создавать паники и не провоцировать обострения обстановки.

25 мая израильский министр иностранных дел Эбан прибыл в Вашингтон. США предлагали сформировать многонациональные морские силы для поддержания открытости залива Акаба, но их инициатива потерпела неудачу. Тем не менее, они направили свои корабли в Красное море. США ввели в залив Акаба эсминец «Fiske» DD-842 и плавучую базу гидросамолётов «Valcour» AGF-1, флагманское судно контр-адмирала E.R.Eastwold. Кроме того, от о. Мадагаскар туда был направлен эсминец «Joseph P.Kennedy Jr» DD-850.

Американский флот пришёл в движение. 25 мая авианосец «America» CVA-66 отправился к берегам Ближнего Востока. В течение 48 часов АУГ двигалась на восток от побережья Испании через Мальтийский пролив к острову Крит, где соединился с судами TG 60.2 «SARATOGA» и её эсминцами. 25 мая корабли Шестого десантного эскадрона (BLT 1/6) покинули Неаполь (Италия). В плавание отправились морские пехотинцы ВМС США – 3500 человек - на десантном транспорте «Cambria» APA-36 и шести других транспортах. Как писал корреспондент Ассошиэйтед Пресс - «Для проведения учебных манёвров». Фактически они почти все отправились на Мальту, куда прибыли 29 мая в Валлетту. Американские десантные корабли во главе с транспортом «Cambria» сопровождал наш тральщик. Кроме того, 25 мая американские ВМС объявили, что вошедший в Средиземное море противолодочный авианосец «INTREPID» направляется через Суэцкий пролив в район Вьетнама.

То, что американцы усиливают свой флот для защиты Израиля, вытекало из заявлений американцев, сделанных накануне войны. В интервью американскому еженедельнику "Ю.С. Ньюс энд Уорлд Рипорт" от 17 апреля 1967 года израильский премьер-министр Л. Эшкол заявил: «Мы получили заверения, когда обратились к Соединённым Штатам за оружием. Нам сказали: не тратьте своих денег. Мы здесь. Здесь и наш шестой флот». Всё же израильтяне были обеспокоены наличием угрозы со стороны советского флота больше, чем американцы. Представитель израильских вооружённых сил заявил американскому военному атташе 25 мая, что они очень хотят знать, что делает советский флот в Восточном Средиземноморье. И куда он направится из района Крита, где пока концентрируется.

29 мая американский танкер под либерийским флагом покинул Тиранские проливы после предупредительного выстрела по его носовой части с египетского патрульного судна. Об этом 30 мая сообщила влиятельная каирская газета "Аль-Ахрам". Однако в Вашингтоне и в американском посольстве в Каире заявили, что им ничего не известно о местонахождении какого-либо американского корабля в этом районе. Однако ещё раньше президент ОАР Г.А.Насер говорил, что нефть в Израиль в основном ввозится на танкерах под либерийским флагом, а 30 мая президент Либерии Табмен сообщил в ответ на послание Насера, что все корабли, находящиеся под либерийским флагом, больше не будут доставлять нефть в Израиль.

29 мая американские авианосцы «SARATOGA» и «AMERICA», сопровождаемые крейсером «GALVESTON» и 10 эсминцами, встречаются у острова Крит с командующим 6-м флотом вице-адмиралом Уильямом Мартином, державшим флаг на крейсере «LITTLE ROCK».

Описывая ситуацию в Средиземноморье, мировые агентства не жалели красок, рассказывая о концентрации советского флота, явно ставящего под угрозу «мировой порядок». 29 мая агентство АП сообщило, что 15-20 советских судов плывут в восточную часть Средиземного моря, чтобы повлиять на ухудшающуюся ситуацию в регионе. 31 мая "НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС" сообщила о факте сопровождения 28 мая американского авианосца «AMERICA» советским сторожевым кораблём, который держался в пределах 700 ярдов от авианосца. Многие новостные агентства 30 и 31 мая сообщили со ссылкой на стамбульские источники, что СССР информировал турецкие власти, что 10 советских военных кораблей пройдут через Босфор в начале июня, пять из этих судов - ударные корабли, а остальные - их эскорт.

30 мая израильский министр иностранных дел Эбан, вернувшийся из визита в США, на пресс-конференции озвучил заявление, выдержанное в угрожающем и откровенно агрессивном в отношении арабских государств духе. В нём говорилось, что Израиль готов ждать лишь ограниченное время, пока не будут удовлетворены его требования об открытии Тиранского пролива, и это ожидание вопрос дней или недели. И если великие державы не деблокируют пролив, то Израиль сделает это самостоятельно.

30 мая один советский разведывательный корабль начинает сопровождение авианосца «SARATOGA» и осуществляет его до 7 июня.

30 мая советская плавбаза ПЛ пришла в Средиземноморье и находилась там до 8 июня. Вероятнее всего, речь идет о ПБПЛ «Виктор Котельников» (к-2р. А.Бурыкин), БФ, которая транзитом шла через Средиземное море и попутно, видимо, привела две балтийские подводные лодки проекта 613 «С-154» и «С-160». Она шла на Чёрное море, так как была включена в состав 8-й эскадры, обеспечивающей космическую программу. Из Севастополя 22 сентября 1967 г. она вышла в Индийский океан.

30 мая Турция заявила, что она не позволит использовать американские базы в Турции в действиях против арабов.

30 мая на борту авианосца «AMERICA» командующий 6-м флотом вице-адмирал Уильям И. Мартин (William I.Martin) провёл пресс-конференцию, где отвечал на вопросы корреспондентов. Он подтвердил, что авианосец «Intrepid» CV-11 находится в Средиземном море и планирует войти в Суэцкий канал для перехода в Индийский океан. Подчеркнул, что учения с использованием морских пехотинцев были запланированы ещё несколько месяцев назад, и заявил, что американский флот не планирует посещение израильского порта Хайфа. Часть интервью касалась деятельности советского флота в Средиземном море. Состав советского отряда командующий охарактеризовал как примерно дюжина судов – крейсер, несколько эсминцев разных типов, тральщики и разведывательные суда –¬¬ траулеры. О количестве советских подводных лодок он ответил, что точное их число неизвестно, но они есть и действуют обычным порядком. На вопрос о базировании советских кораблей в Александрии адмирал ответил, что они базируются в море. Относительно инициативы, высказанной в апреле лидером СССР Л.Брежневым о выводе американского и советского флотов из Средиземного моря командующий отметил, что флот находится здесь 19 лет и его присутствие способствует спокойствию в регионе. Адмирал подчеркнул, что порой советские корабли ведут себя неподобающим образом, внедряясь в походный строй американского отряда, и приближаются слишком близко, на протесты не реагируют, игнорируя их. По словам командующего, последний такой инцидент был примерно месяц назад и виновником его был советский траулер – разведчик.

Ночью 30 мая эсминец ВМС США «DYESS» DD-880 получил сигнал бедствия от гражданского шлюпа «ATLANTIS», терпящего бедствие в море к юго-востоку от о. Родос (Греция). Утром шлюп с двумя членами экипажа был обнаружен и взят на буксир, в пути их встретил эсминец «MASSEY» DD-778 и продолжил буксировку шлюпа к Родосу.

31 мая американский противолодочный авианосец «INTREPID» CV-11 прошёл через Суэцкий канал к заливу Акаба, направляясь дальше в Тихий океан. Другие американские авианосцы оставались у острова Крит.

31 мая советская плавбаза подводных лодок «Магомед Гаджиев» (к-2р. Лев Николаевич Потехин), пройдя проливы, прибывает в Средиземное море с Чёрного и остается там до 3 октября.

На состоявшейся 1 июня встрече посла СССР в ОАР Д.П.Пожидаева с Президентом ОАР Г.А.Насером последний во время беседы сказал, что дал указание береговой охране в Шарм-аш-Шейхе, а также военным кораблям ОАР не останавливаться и не производить досмотр иностранных военных кораблей, проходящих через Тиранский пролив. Далее Насер разъяснил, что если даже какое-либо американское или английское военное судно откроет огонь по позициям египетских вооружённых сил, то береговая артиллерия ОАР не будет открывать ответного огня по нему без личного приказа президента, как верховного главнокомандующего. Насер сказал, что принял эти меры во избежание конфликта «по горячности и нервозности». Если дело дойдет до серьёзного столкновения, то тогда египетские вооружённые силы будут вынуждены отвечать на нападение.

1 июня советский эсминец, вооружённый ракетами земля-воздух, начинает сопровождение американского авианосца «AMERICA» в 50 милях к югу от острова Крит. Американская пресса уделила значительное внимание концентрации и действиям советского флота в Средиземном море. 1 июня "ВАШИНГТОН ПОСТ" пишет, что 10 дополнительных советских судов не изменят баланс военно-морских сил, но не известно, какие силы советских подводных лодок движутся в Средиземное море с запада. "НЬЮ-ЙОРК ТАЙМ" поместила статью о наращивании советских сил в Средиземном море и заявлении командующего 6-м флотом, что советские суда, контролирующие движение флота "ЧАСТО ПОДВЕРГАЮТ ОПАСНОСТИ НАШИ СУДА". "ЧИКАГО ТРИБУН" говорила, что советский флот имеет наибольшие силы в Средиземном море за последние годы.

2 июня советский эсминец ЭМ «Настойчивый» присоединился к 2 тральщикам (они пришли за три дня до этого) у Мальты. Они вели наблюдение за британским авианосцем «VICTORIOUS» с 4 фрегатами его эскорта и прибывшими на остров кораблями Шестого десантного эскадрона (BLT 1/6) американцев. ЭМ «Настойчивый» (к-3р. Л.Иванов, старший на переходе И.М.Капитанец) вышел 20 мая с Северного флота в Николаев на ремонт. 1 июня он прибыл в западную часть Средиземного моря, к о.Альборан, где пополнили запасы топлива. Управление ЭМ «Настойчивый» с проходом мыса Сан-Винсенте (Испания) осуществлялось с КП Черноморского флота. Продолжив путь, 2-3 июня эсминец подошёл к острову Мальта в районе Ла-Валетты, где находились 2 черноморских тральщика «БТЩ-68», «БТЩ-259» и оставался там. 4 июня было получено приказание привести корабль в полную боевую готовность, на это отпускалось 12 часов. За это время требовалось произвести окончательное снаряжение всех боеприпасов. После этого была установлена боевая готовность № 2 и 30-минутная готовность съёма с якоря. На всех командных пунктах несли вахту офицеры. Капитан 1 ранга И.М.Капитанец, как старший на рейде, вызвал командиров тральщиков и поставил им задачи по охране и обороне стоянки, особенно от средств подводной диверсии, а также согласовал график дежурств кораблей.

Не следует думать, что слежением за кораблями занимались исключительно советские суда. Американцы, обладая более широкими возможностями, постоянно отслеживали перемещения советского флота. 2 июня в своей разведывательной сводке американцы сообщают о нахождении ряда советских судов:

1. Разведывательный корабль AGI бортовой GS-43 в точке 35-38N, 25-26E.

2. Корабль с бортовым DE-215 получил топливо от танкера «Иман» (IMAN), и после отбытия танкера находился в точке 34-19N, 23-58E.

3. Эсминец класса KASHIN бортовой DLG-381 находился в точке 34-24N, 23-37E, курс 270, скорость 18.

Не оставались в стороне и торговые суда. 2 июня в своей разведывательной сводке американцы сообщили, что через Гибралтарский пролив прошли три советских судна неопределенного типа, два идентифицированы как «Семен Дежнёв» (SEMEN DESHNEV) и «Андрей Вилькицкий» (ANDREY VILISHHKSIT). На запросы американских кораблей назвать себя, порт назначения и тип груза они отвечать отказались, проигнорировав запрос.

И американские моряки вели себя отнюдь не по-джентельменски. Так, американские самолёты-разведчики почти ежедневно, а то и дважды, трижды в сутки появлялись над плавбазой «Магомет Гаджиев», едва не задевая крыльями его мачты. Иной раз крайне опасно маневрировали близ базы американские эсминцы, отслеживая, когда подойдет к ней и отойдет подводная лодка. А однажды в заливе Хаммамет эсминец «DAVIS» DD-937 попытался было буквально плечом оттереть нашу лодку от «Гаджиева». Командир плавбазы Лев Потехин просигналил командиру «DAVIS»: «Вы ведёте себя непристойно!» минуту помешкав, американец вдруг ретировался на почтительное расстояние. Более того, поднял ответный вымпел: дескать, сигнал принят и понят.

Концентрация западных флотов в кризисном районе продолжалась. 2 июня из Норфолка в район Средиземного моря вышел отряд из 10 кораблей с авианосцем «Essex» CV-9. Американский разведывательный корабль «LIBERTY» начал переход от Испании к берегам Ближнего Востока. В Красном море тоже продолжалось наращивание сил. Шесть британских фрегатов и минно-тральный эскадрон присоединились к авианосцу «HERMES» у Адена. 2 июня американский эсминец «DYESS» DD-880 присоединяется к двум эсминцам и вся группа отправляется в Красное море через Суэцкий канал.

3 июня в Средиземное море из Чёрного начали прибывать основные силы из подготовленных для усиления (после запроса на проход 9 кораблей проливов 22 мая). Прибыли 1 советский ЭМ класс Kildin DDGS (пр.56М) БРК пр.56-М «Прозорливый» (в Средиземноморье - до 31 августа), 1 советский БПК класс Kashin DLG (пр.61) (в Средиземноморье - до 13 сентября); 1 изменённый советский ЭМ класс Kotlin DD (пр.56) (в Средиземноморье - до 13 августа), и два советских вспомогательных судна. Прибытие новых кораблей не осталось незаметным. 2 июня агентство ЮПИ сообщило о прохождении в субботу через пролив Дарданеллы в Средиземное море трёх советских военных кораблей и двух торговых. А 4 июня «ЧИКАГО ТРИБЮН» прокомментировала проход через Босфор трёх советских эсминцев (один из которых оснащен ракетами) в Средиземное море для соединения с находящимися там силами. И заявила, что ещё шесть советских военных кораблей должны пройти через проливы.

4 июня с Черноморского флота прибыл ещё один советский боевой корабль - БРК класс Krupny DDGS (пр.57-бис) «Гневный» (к-2р. А.Тимошенко) (в Средиземноморье - до 31 августа). В это время основной советский отряд в составе крейсера «Слава» и 10 других судов находился на якоре в 100 милях северо-западнее острова Крит. Другими словами, незадолго до того, как Египет должен был подвергнуться израильскому нападению, советская эскадра была в значительной степени бездействующей. Не было никаких признаков блокады израильского побережья или серьёзного противостояния с Шестым Флотом. Командование всеми силами в Средиземном море было возложено на первого заместителя командующего ЧФ контр-адмирала Виктора Сергеевича Сысоева, который находился на крейсере «Слава». В этот период Виктор Сергеевич в полной мере испытал на себе, что значит отвечать за выполнение поставленных задач в боевой обстановке, когда в твоём подчинении находится крейсер очень старого проекта (давно имеющий статус учебного), да ещё без боезапаса главного калибра, с неотстреляной системой управления оружием (главным калибром крейсер не стрелял 20 лет), а также целая группа кораблей, боевая устойчивость которых непозволительно низка. Ударных кораблей, которые своими ракетами могли бы атаковать АУГ противника, в его распоряжении были считанные единицы - БРК пр.57-бис «Гневный» (12-16 ракет КСЩ), БРК пр.56-М «Прозорливый» (8 ракет КСЩ) и ПЛАРК пр.675 «К-131» с 8 крылатыми ракетами. Боевые качества наших кораблей в то время были не на должном уровне, системы управления ЗРК не могли тогда отстраиваться от любого вида помех. А запас зенитных ракет В-600 на БПК проекта 61 был всего 30 штук, и насколько их хватит, если будет по 5-6 налётов в сутки, а как доставлять новые, как перегружать?... То же и с топливом. Вероятному противнику нет необходимости считать, сколько заправок у нас в плавучем тыле. Необходимо просто вывести из строя один или несколько танкеров, и флот замирает без движения через пару дней. И вот в этих условиях В.С.Сысоев сумел так грамотно спланировать боевое построение сил, что, как написал спустя десятилетия в своих воспоминаниях адмирал Игорь Васильевич Касатонов, «поражаешься его смелости и оригинальности».

Накануне войны вооружённые силы Египта насчитывали около 300 тыс. чел., в их распоряжении имелось 1200 танков, до 500 боевых самолётов и около 90 боевых кораблей, почти все — советского производства.

На Синае и в зоне Суэцкого канала была развёрнута наиболее сильная группировка египетских войск. Она включала четыре мотопехотные и две танковые дивизии, пять отдельных пехотных и мотопехотных бригад 1-й полевой армии, а также несколько бригад обеспечения (всего 17). Личный состав насчитывал 90 тыс. чел., на вооружении которых находилось 900 танков и самоходных установок, до 1000 стволов артиллерии, 284 самолёта.

Сирийские военные части в районе Голанских высот (шесть пехотных, одна мотопехотная и две танковые бригады — 53 тыс. чел.) занимали оборону в полосе до 70 км по фронту и 50 км в глубину. Они имели на вооружении 340 танков и самоходных установок, до 360 стволов артиллерии, 106 боевых самолётов советского производства.

Что касается иорданских войск, которые должны были действовать в тесной координации с сирийскими подразделениями, то на западном берегу реки Иордан находилось менее половины определенных изначально сил и средств. Остальные, находясь в мобилизационной готовности, располагались на удалении 100 — 150 км от границы. Всего для «борьбы с Израилем» было сформировано 12 бригад (55 тыс. чел.), выделено 290 танков и самоходных установок, до 450 единиц артиллерии, 30 боевых самолётов (в основном английского и французского производства).

Израиль имел в вооружённых силах 275 тыс. человек, около 1000 танков, 450 самолётов и 26 боевых кораблей. Были созданы следующие ударные группировки войск: синайское направление (Южный фронт) — 8 бригад, 600 танков и 220 боевых самолётов, личный состав — 70 тыс. чел.; дамасское направление (Северный фронт) — 5 бригад, около 100 танков, 330 единиц артиллерии, до 70 боевых самолётов, личный состав — около 50 тыс. чел.; амманское направление (Центральный фронт) — 7 бригад, 220 танков и самоходных установок, до 400 стволов артиллерии, 25 боевых самолётов, 35 тыс. чел. личного состава.

Арабы планировали начать наступление первыми, однако в связи с некоторыми разногласиями среди руководства сроки начала «решительных действий» пришлось перенести на более позднее время. Наступательные группировки перешли к обороне занимаемых районов, поспешно возводя инженерные сооружения из довольно скудных подручных средств. Этим незамедлительно воспользовался Израиль.


Шестой флот США в восточном Средиземноморье во время Шестидневной войны.


К этому моменту в его составе были 2 ударных авианосца «Америка» (America CVA-66) и «Саратога» (Saratoga CVA-60), 2 ракетных крейсера «Литтл Рок» (Little Rock CLG-4) (с января), «Галвестон» (Galveston CLG-3) (с марта), 4 фрегата, 10 эсминцев (в том числе ракетный «SAMPSON» DDG-10 (с 11 мая), эсминцы «William R. RUSH» DD-714 (с марта; с 1 апреля по 21 мая - в Индийском океане, с 22 мая - в Средиземном море, до июля), «BASILONE» DD-724 (с 11 мая), «LLOYD THOMAS» DD-764 (с марта по июль), «WILLIAM C. LAWE» DD 763 (с 1 мая до 31 августа), «MASSEY» DD 778 (с 11 мая), «Charles H. ROAN» DD 853 (с марта до конца июля), «FRED T. BERRY» DD 858 (с 11 мая), «DYESS» DD 880 (с 11 мая, ушёл 2 июня), «DAVIS» DD-937 (с 11 мая), несколько подводных лодок – дизельные «Amberjack» SS-522 (с апреля по июль), «Trutta» SS-421, «Requin» SS-481 (с апреля по июль) и по крайней мере одна атомная, отряд десантных судов: - Шестой десантный эскадрон (BLT 1/6) в составе 7 судов - трёх десантных войсковых транспортов: «Cambria» APA-36 (флагман), «Sandoval» APA-194, «Uvalde» AKA-88, двух десантных кораблей-доков «Casa Grande» LSD -13, «Shadwell» LSD-15 и двух танкодесантных кораблей «Lorain County» LST 1177, «Terrebonne Parish» LST-1156.

Начало "шестидневной" войны.

В 7.10 5 июня 1967 года части израильских войск под командованием генералов Таля, Иоффе и Шарона вторглась на территорию Египта, Сирии и Иордании, нанеся превентивный удар по арабским армиям. В 8.45 и 9.30 самолёты первой и второй волны обрушили бомбы на 25 египетских аэродромов и военную базу "Кайро-Уэст". Было полностью уничтожено 360 арабских самолётов на земле и тем самым обеспечено полное господство израильских ВВС в воздухе. Вот что вспоминает непосредственный очевидец этих событий, тогдашний военный атташе при посольстве СССР в Египте С. Тарасенко: «Практически через час мы уже знали, что происходит. В посольство прибыла группа советских специалистов, работавших на крупнейшей египетской базе «Кайро-Уэст». Их внешний вид — порванная и грязная одежда, осунувшиеся лица — говорил сам за себя. На вопрос, что случилось, старший офицер коротко бросил: «У Египта больше нет ВВС, базы «Кайро-Уэст» тоже нет». Нашим ребятам повезло, они как раз подъезжали к базе, когда накатилась первая волна израильских «Миражей». Люди успели выскочить из автобуса и залечь в прилегающих к дороге канавах... После первого налёта на базе уцелело с десяток самолётов и их можно было поднять в воздух с рулёжных дорожек, но этого не было сделано. Вторым налетом дело было довершено».

Эта операция "Фокус" готовилась заранее, причем с американской помощью. С 1965 г. была введена в действие директива о ежедневной схеме полётов, в соответствии с которой каждый день в 7.00 по египетскому времени 40 самолётов уходили в Средиземное море, резко снижались и садились на аэродроме в пустыне Негев. Видимо тогда уже Генеральный штаб ЦАХАЛа разработал план превентивного удара. Для его исполнения и потребовалась дезинформационная уловка о схеме полётов группы самолётов в сторону моря. Это делалось для достижения внезапности нападения и привыкания египетской ПВО к графику полётов израильтян. С февраля 1967 г. ЦРУ начало передавать ЦАХАЛу космические и воздушные снимки базирования арабских сил авиации, флота, оборонительных позиций и рубежей на Синае. Самая полная и свежая информация о египетских ВВС, в том числе фотоснимки аэродромов и других военных объектов, сделанные из космоса, были переданы США Израилю по состоянию на 3 июня 1967 года. В тот же день израильский кабинет министров принял решение о начале войны. Более того, администрация США хорошо знала планы израильского Генштаба! Подтверждением тому служат опубликованные в последнее время воспоминания одного из участников секретной встречи главы "Моссада" Меира Амера с директором ЦРУ Р.Хелмсом и министром обороны США Робертом С. Макнамарой 3 июня 1967 г. в 7 часов утра. О результатах встречи М.Амер доложил 4 июня на встрече в узком кругу министров, собравшихся в доме премьера Леви Эшкола. Зная о войне за два дня до её начала, американские специалисты, готовившие к передаче в иорданские ВВС несколько десятков новейших истребителей F-104 "Старфайтер" на аэродроме в Мафраке, без информирования фактических владельцев перегнали самолёты (сославшись потом на технические проблемы) в Турцию на натовскую авиабазу Инжирлик.

В день начала военных действий Советское правительство выступило с Заявлением, в котором квалифицировало действия Израиля как агрессию, решительно его осудило и потребовало прекратить боевые действия. Помимо этого Председатель Совета Министров СССР А.Н.Косыгин направил письмо Премьер-министру Израиля Леви Эшкола: «Господин Премьер-Министр, Советское правительство выражает свое решительное осуждение вероломного нападения Израиля на соседнее арабское государство – Объединенную Арабскую Республику.

Этот авантюрный акт является прямым и открытым нарушением Устава и принципов Организации Объединенных Наций. Совершённое нападение со всей очевидностью показало всю сущность политики правящих кругов Израиля, которые готовы во имя своих узких интересов играть судьбами мира. Предпринятая Израилем агрессия не имеет ничего общего с провозглашаемой в вашей стране борьбой за существование государства Израиль. Будущее Израиля, как и будущее других народов, неразрывно связано с миром. Правительство Израиля знало, что конфликта можно было бы избежать. Возлагая ответственность на Правительство Израиля за совершённое вооружённое нападение на Объединенную Арабскую Республику, Советское правительство настаивает на немедленном прекращении огня и выводе войск с территории соседних арабских государств.

Если Израильское правительство не внемлет голосу разума и не остановит кровопролитие, то оно возьмёт на себя ответственность за происходящее и его возможные последствия».

5 июня в 7.47 (по вашингтонскому времени) впервые после 1962 года была задействована горячая телефонная линия между Москвой и Вашингтоном, созданная ещё в пору Карибского кризиса. Сообщение премьер-министра СССР Косыгина гласило, что он получил информацию о военных столкновений между Израилем и Объединенной Арабской Республикой и искал сотрудничества в прекращении военного конфликта. В 8.15 (по вашингтонскому времени) американцы передали по горячей линии копию более раннего сообщения Госсекретаря Соединённых Штатов Дина Раска министру иностранных дел СССР Громыко, а в 8.47 (по вашингтонскому времени) Косыгину ответил президент Джонсон – «Я приветствую ваше сообщение. Мы чувствуем, что это обязанность всех больших государств - обеспечить быстрый конец военному конфликту».

Утром 5 июня авианосец «America» CVA-66 принимал топливо с танкера «Truckee» (AO 147); когда пришло сообщение о начале войны, боевая готовность была повышена. Авианосец «AMERICA» находился в 50 милях северо-восточнее острова Крит (в 370 милях к востоку от Порт-Саида и 540 милях от Хайфы). А авианосец «SARATOGA» - в 110 милях северо-западнее о. Крит. В 15.52 (9.52 по вашингтонскому времени) адмирал Маккэйн (McCain) проинструктировал командующего 6-м флотом адмирала Уильям И. Мартина (William I. Martin), что он может расширить область действия авианосных групп в пределах восточного Средиземноморья, но не приближаясь ближе чем на 100 миль к береговой линии. Это делалось, чтобы затруднить действия советского флота по слежению за американскими кораблями, которые как раз в первую очередь и интересовали наш флот.

К началу "шестидневной" войны 1967 г. в Средиземном море в составе 14 эскадры было всего полтора десятка боевых кораблей, в том числе крейсер «Слава», БРК пр.57-бис «Гневный», БРК пр.56-М «Прозорливый», два БПК пр.61, три ЭМ пр.56, 4 СКР - два пр.35 и два пр. 50, 2 тральщика «БТЩ-68» и «БТЩ-259», три плавбазы подводных лодок и вспомогательные суда. Основной ударной силой эскадры, имевшей шанс переломить ситуацию, были подводные лодки. На 5 июня американцы оценивали количество советских субмарин в восточной части Средиземного моря как 8-9 единиц. 5 июня 2 советские субмарины класса "W" (пр.613) были обнаружены западным флотом в надводном положении у о. Китира. Атомные подводные лодки, оставаясь необнаруженными, были направлены в восточное Средиземноморье. Находящаяся в Адриатическом море ПЛАРК «К-131» с 8 крылатыми ракетами в полночь с 5 на 6 июля получила приказ достичь побережья Израиля и быть готовой нанести удар по береговым целям. Участник похода «К-131» капитан 1 ранга в отставке Вадим Тимофеевич Кулинченко вспоминает: «...Мы уже 45 суток в море. Патрулирование по маршруту изнурительно. Управление атомоходом передано Черноморскому флоту, а его штаб не знает возможностей АПЛ и, ориентируясь на дизельные, дает нам генеральную скорость 2,5 узла. При такой скорости наша лодка водоизмещением в 6 000 тонн не может держать глубину, и мы вынуждены идти минимальной скоростью 4 узла, при этом, возвращаясь назад, чтобы держать свою точку местонахождения.

Начало «шестидневной войны» (5 июня) застало нас в Адриатике. Здесь мы получили сигнал, поставивший нас в тупик, – нам предписывалось к концу следующих суток достичь побережья Израиля в готовности нанести ракетный удар по Тель-Авиву. Расчеты показывали, что наша скорость на переходе должна быть не менее 50 узлов – и по тем временам, да и сейчас показатель немыслимый. Вдобавок – определенные технические трудности для переоборудования ракет для стрельбы по берегу. Но приказ есть приказ, и мы приступили к его выполнению всеми доступными средствами. К счастью, наверху разобрались, и через восемь часов, в очередной сеанс связи, мы получили реальный по выполнению новый приказ. Этот случай доказывает, что в штабах должны сидеть не случайные люди, а грамотные специалисты, обладающие практическим опытом службы.

А вот ещё один пример «профессионализма». Штаб Черноморского флота до загрузки продовольствия и всего того, чего нам не хватало, с плавбазы «Дмитрий Галкин» неустанно беспокоил К-131 радиограммами с требованием донести: «На сколько у вас осталось питьевой воды и ГСМ?» Там никак не могли взять в толк, что для атомной подлодки самое важное: настолько сильно засели в головах стереотипы, выработанные десятилетиями руководства дизельными ПЛ.

Вскоре К-131 получила приказ осуществлять в Восточном Средиземноморье слежение за авианосно-ударными соединениями США и НАТО, которые устремились туда, чтобы поддержать Израиль. В связи с этим необходимо было от плавбазы принять дополнительные запасы.

Далее КП уточнил, что к плавбазе нас будет лидировать эсминец проекта 56 и сообщили порядок и организацию встречи с ним.

Долго в кромешной темноте маневрировали, искали корабль, пока не услышали в мегафон "русскую речь". В полной темноте ночи мы последовали за эсминцем, наблюдая только его кильватерный огонь. Ни он, ни мы никаких огней не включали, потому что в Средиземном море шла война, а скрытность для нас была главным фактором.

Вот перед нами вся в огнях, зажжены даже бортовые люстры, плавбаза, которая должна пополнить нас провиантом и регенерацией. Швартуемся к ней. Всю загрузку мы должны провести за четыре часа. С рассветом должны исчезнуть. Добровольцев искать не надо — добровольцы вся команда, и офицеры в том числе. Кому не хочется подышать свежим воздухом после 45-суточного заточения в железном корпусе?! Остается вахта у механизмов, естественно, с последующей заменой, и начинается работа через носовой и кормовой люки. Да, нет ничего чудеснее добровольного труда! 17 тонн груза, через два небольших люка. Подводники представляют сложность этих работ, груз из-под люков ещё надо и оттаскивать. Однако все исчезает в чреве лодки за 3,5 часа.

Я прямо с плавбазы прыгаю на мостик лодки с накладными в руках, ныряю в люк, который за мной захлопывает командир, швартовы уже отданы, и мы уходим на глубину. С КП пришло радио: «В воздухе "Орион"». Противолодочные самолёты – первейший враг подводных лодок, тем более в Средиземном море с его прозрачностью.

А мы продолжали выполнение боевой задачи.

Только через 47 суток мы вернулись к родным скалистым берегам, покрытым уже летней зеленью.

Несмотря на все нестыковки в организации этого похода, так никто и не мог обнаружить присутствие наших атомных подводных лодок в Средиземном море в период арабо-израильского кризиса, и Заявление нашего правительства об этом Запад считал не имеющим почвы. Но Заявление основывалось на реальных фактах, и это одна из заслуг нашего флота перед Отечеством».

АПЛ пр.627А «К-52» в ночь с 5 на 6 июня прибыла в район Тель-Авива. По обнаруженному АУГ США несколько раз выходили в учебную торпедную атаку. Кончились продукты, съели все съедобное, сбросили все лишние килограммы веса. Только в ночь с 10 на 11 июля по инициативе КП ГК ВМФ лодка пополнила запасы провизии и регенерации с плавбазы «Магомет Гаджиев» на рейде Александрии.

Успех действий израильских ВВС объяснялся вначале не только внезапностью ударов, но и тем, что в этих ударах предполагалось участие американской авиации, о чём говорили арабские лидеры. 6 июня в 4.50 (22.50 5 июня по вашингтонскому времени) израильские спецслужбы перехватывают переговоры между президентом ОАР Насером и королем Иордании Хусейном, в котором они приняли решение объявить, что американские и британские самолёты непосредственно участвовали в нападении. Первым эту дезинформацию в 6.37 передало Каирское радио, следом его подхватили и другие арабские радиостанции. В 5.34 (по вашингтонскому времени) премьер-министр Косыгин по горячей линии вторично связывается с президентом Джонсоном, чтобы прояснить ситуацию. Как обязательное условие установления перемирия называется отвод войск на старые позиции. В 15.00 арабские сообщения об участии в нападении авиации американцев и британцев озвучило и московское радио. В 10.03 (по вашингтонскому времени) президент Джонсон отвечает на послание Косыгина, подчеркивая, что войну нужно остановить как можно скорее и сетует, что ложные арабские заявления были повторены советской прессой. Подобные арабские обвинения были весьма опасны и могли иметь трагические последствия. В разъяснении ситуации и поиске истины огромную роль сыграли корабли, размещенные в Средиземном море. Непосредственный участник этих событий В.С.Сысоев об этом вспоминал так: «В это время я был в Средиземном море, и все корабли, находившиеся там, были переданы в мое подчинение. Обстановка усложнялась с каждым часом. Со мной вышел на связь начальник Оперативного управления ВМФ адмирал Смирнов. Когда я спустился с мостика в рубку, Николай Иванович задал мне такой вопрос: "Виктор Сергеевич, можете ли вы мне доложить, участвует ли американская авиация в ударах по Египту?" Я ответил, что на такой вопрос без проработки ответить невозможно. Тогда адмирал Смирнов передал мне следующее: "Через 30 минут я должен получить от вас ответ на поставленный вопрос. При этом ответ должен быть совершенно достоверным". В дальнейшем стало известно, что президент Никсон (здесь адмирал ошибся – президент тогда был Джонсон) в своем разговоре с Брежневым (здесь адмирал ошибся – разговор шёл с Косыгиным) сказал буквально следующее: "Спросите своего адмирала, и он вам скажет, что авиация США в войне на стороне Израиля участия не принимает". Я понимал, что от моего ответа зависит дальнейшее развитие событий. Времени было катастрофически мало. Поэтому я принял решение пригласить к микрофонам всех подчиненных мне командиров соединений и кораблей и потребовал от них соответствующих донесений, при этом разрешил работать микрофоном без соблюдения секретности, открытым текстом. Через 30 минут я имел все необходимые мне сведения и передал Смирнову свой вывод о том, что авиация США в ударах по объектам Египта не участвует». Своевременный доклад моряков о неучастии в войне США предотвратил возможное столкновение США и СССР, дав дополнительный козырь сторонникам политического разрешения конфликта в советском руководстве.

Вопрос об активном военном вмешательстве в войну между Израилем и арабскими странами, стали причиной споров в Политбюро. Министр обороны Гречко занимал антиизраильскую позицию. Среди его сторонников были руководитель КГБ Юрий Андропов и первый секретарь Московского горкома КПСС Николай Егорычев. Последний посетил Египет незадолго до войны и, вернувшись, потребовал увеличить ему военную помощь. Недавно он рассказал, как позвонил Брежневу в тот момент, когда в кабинете генсека находились члены Политбюро, в том числе глава правительства Косыгин. «Косыгин категорически возражал против прямого вмешательства в этот конфликт, – утверждает Егорычев. – Он упорно утверждал, что мы не имеем никакого права вмешиваться и ни в коем случае не должны этого делать». А так как американские самолёты в боевых действиях не участвовали, то и советские остались на земле. А ведь и они готовились вступить в бой.

Генерал-полковник в отставке Василий Решетников вспоминал: «Летом 67-го я командовал корпусом дальних бомбардировщиков на Украине. Из Генштаба поступил приказ, чтобы три эскадрильи Ту-16 (около 30 машин) мы перекрасили в цвета египетских ВВС. На секретных рабочих картах по приказу из ГШ были нанесены «объекты на поле боя» - территория была израильской. Ни о какой Димоне как ядерном центре я не знал. Я тогда и слова такого не слышал. Для меня главным было - назначенные самолётам цели. Хорошо помню, что особое наше внимание командование обратило на объекты, прикрытые «ХОКами» - американскими системами ПВО. Первые два Ту-16 были вооружены 20 ФАБами каждый. ФАБ - это фугасная авиационная бомба. Бомбы были разные - по 200 и по 500 кг. Никакого ядерного оружия у нас не было. Пара снаряжённых и перекрашенных Ту-16 с аэродрома базирования (Прилуки) перелетела на Северный Кавказ для изготовки. И поближе к заданному району. И что тут началось! Все западные радиостанции завопили: «Советский Союз готовится бомбить Израиль!» Мы поняли, что иностранная разведка нашу готовящуюся операцию разоблачила. Американская и израильская разведки в Союзе зря хлеб не ели... А вскоре поступил приказ вернуть бомбардировщики домой. Что и было сделано. На том наше участие в шестидневной войне и закончилось». От бомбардировочной авиации не отставали и истребители. Юрий Настенко, в то время командир эскадрильи истребителей МиГ-21, вспоминает, что 5 июня его и ещё одно подразделение ВВС СССР были приведены в состояние повышенной боеготовности. 6-го числа они вылетели на базу, расположенную на южной границе СССР. В течение трёх последующих дней лётчики то и дело получали приказ сесть в самолёты, пока повышенную готовность окончательно не отменили. «Предполагалось, что мы высадимся в Сирии, – рассказывает Настенко, – а для этого нам нужно было пролететь над территорией Турции, соблюдавшей нейтралитет. Сделать это без разрешения турецких властей значило спровоцировать войну». Ставшие достоянием гласности документы госдепартамента США свидетельствуют о том, что в начале войны Турция получила официальную просьбу от Ирака позволить советским самолётам МиГ-21 пересечь турецкую территорию якобы с целью попасть в Ирак. Турки заподозрили, что Ирак не будет последним пунктом на пути следования советских самолётов, и согласия не дали. Хотя, если бы решение было принято, турецкий запрет не остановил бы наши самолёты.

Флот также планировал привлечь свои силы для удара по Израилю. Но операция должна была носить скрытный – диверсионный характер. Так, по воспоминаниям адмирала Геннадия Захарова, в 1967 году, во время войны на Ближнем Востоке, он, в то время командир группы МРП (Морской разведывательный пункт) Балтийского флота, сидел на подлодке вблизи берега Израиля. «Задание было - раздолбать израильские нефтетерминалы и хранилища. Мы бы это сделали, но война кончилась раньше, чем пришла окончательная отмашка к действию».

Тем не менее, арабская дезинформационная атака имела серьёзные последствия. В течение нескольких дней американское правительство отрицало ложные обвинения, постаравшись как можно больше осветить свою деятельность в это время. Для этого на авианосцы были приглашены корреспонденты. Тем не менее, основываясь на этих ложных обвинениях, 6 июня Египет, Алжир, Сирия, Ирак, Судан и Йемен разорвали дипломатические отношения с США и Великобританией. Что существенно затруднило переговоры о прекращении огня, которые вели по горячей линии лидеры СССР и США.

Неожиданное начало войны привело к тому, что в зоне боевых действий оказались моряки десятков гражданских – торговых судов, которые осуществляли свои рейсы через Суэцкий канал. При этом они не знали о начале войны до того, как с ней не столкнулись лично. Как это было - можно проследить на примере рейса танкера «Мангышлак»: «5 июня мелкосидящий танкер «Мангышлак» подходил к Порт-Саиду. Это был один из обычных рейсов на линии, ставшей уже регулярной. К полудню вахту на мостике нёс второй помощник капитана Муслим Мамедов. Навстречу пошёл большой польский сухогруз, за ним с правого борта показался норвежский танкер. Примерно через полчаса разошлись с эсминцем под английским флагом.

- Вижу белый предмет, похожий на мину! — доложил вахтенный капитану Александру Захаровичу Андрианову и получил указание держаться стороной. Вскоре каспийцы разглядели в бинокль траловый караван. Прошли его.

В 17 часов Порт-Саид был уже хорошо виден. Моряки с «Мангышлака» заметили, что на рейде пустынно. Обычно здесь бывало по десять и более судов. Когда подошли ближе к входному бую, увидели советский танкер типа «Казбек».

Над морем показались три самолёта. В боевом строю они летели на ОАР, но в стороне от Порт-Саида. Такое моряки не наблюдали раньше, хотя ходили в этих мостах часто. Кто-то из штурманов вспомнил, что накануне, 4 июня, не слышны были сигналы береговых маяков.

Через некоторое время моряки с «Мангышлака» получили ещё одно свидетельство, что обстановка в этом районе необычная. Когда вошли в связь с лоцманским судном, доложили, как обычно, какой груз в трюмах, какая температуря вспышки, последовала неожиданная команда, и не на английском языке, а на русском: — «Мангышлак»! «Мангышлак»! Лоцмана не будет! Следуйте по каналу за нами!..

Не отдавая якоря, даже не сбавляя хода, «Мангышлак» немедленно выполнил распоряжение и вскоре вошёл в канал. Когда подошли к бетонированному форпосту на моле, где начинается территория порта, каспийцы увидели всё те же три самолёта. Они сбрасывали бомбы западнее порта Порт-Саид.

Расстояние до самолётов было такое, что в бинокль виднелись опознавательные знаки. Загрохотали зенитные орудия. В воздухе стоял треск автоматических пушек и пулемётов. Несколько запоздалые снаряды рвались выше цели. Отбомбившись, самолёты на бреющем полёте уходили в сторону моря.

Даже теперь никто на «Мангышлаке» не мог сказать, что это война. А она была уже здесь, в районе оживленного торгового мореплавания.

Зенитный огонь велся справа и слева канала, по которому шёл «Мангышлак», не сбавляя хода. Команда вышла на швартовку, все свободные от вахты высыпали на палубу.

С мостика поступила команда: — На палубе не скопляться! Свободных от вахты укрыться в помещениях! К шести вечера «Мангышлак» вошёл в бассейн порта, стал на бочке. Ждали команду на формирование каравана для входа в Суэцкий канал.

Когда стемнело, пришли портовые власти оформлять документы. И первое, что услышали моряки: «Соблюдайте светомаскировку!» Только тут, к исходу пятого июня, каспийцы с «Мангышлака» узнали, что израильские агрессоры вероломно напали на ОАР, что они развязали войну на Ближнем Востоке».

Так наши моряки стали свидетелями агрессии. Капитан теплохода «Пула» Черноморского пароходства Г.Паюр рассказывал: «Экипажу нашего судна было поручено доставить мирный груз в Ирак. Пятого июня подошли к Суэцкому каналу. Мы видели, каким варварским налётам подвергли израильские самолёты зону канала. Из-за беспрерывных налётов караван судов сделал вынужденную остановку на 24 часа». Задержка в движении имела тяжелые последствия для моряков 15 судов, застрявших в зоне канала до лета 1975г. Но все по порядку. Из описания рейса танкера «Мангышлак»: «В эту тревожную ночь почти никто не спал. В три часа по местному времени вновь началась стрельба: артиллерия противовоздушной обороны вела интенсивный огонь по израильским бомбардировщикам.

Надо было быть готовым ко всяким неожиданностям. Ещё раз экипаж проверил готовность шлюпок к спуску на воду, наличие в них неприкосновенного запаса провианта и инвентаря. Поставили оконные щиты, развернули шланги, повсеместно соединили их с пожарными гидрантами, опробовали насосы. Судовой врач Али Алиев раздал экипажу индивидуальные пакеты, привёл в готовность медицинское хозяйство.

На рассвете пришёл лоцман, и «Мангышлак» направился в канал. Моряки не отходили от репродукторов, пока не услышали утреннее сообщение из Москвы.

В так называемом Большом Горьком озере стоял встречный караваи из пятнадцати судов. И никто там не знал, не мог знать, что каравану тому уже не придется выйти в Средиземное море через Суэцкий канал. Что израильская агрессия на долгие месяцы закроет его, «Мангышлак» был в хвосте последнего каравана, который прошёл Суэцким каналом в Красное море.

Работа на судне продолжалась в обычном порядке, хотя условия были далеко необычными. Груз сдавали в темноте. Имея топливо двух сортов, можно было перепутать клинкеты, смешать грузы. Однако моряки действовали уверенно и точно: замеряли температуру, готовили грузовые и зачистные линии. А налёты продолжались. Огонь и дым окутал побережье Синайского полуострова. С мостика «Мангышлака» видно было, как рвались израильские напалмовые бомбы.

Восьмого июня каспийцы вышли на рейд, дождались подвоза продуктов и ушли в Ходейду. Движение судов по Красному морю заметно уменьшилось, встречные теплоходы попадались редко».

Как говорилось выше, 15 судов попали в ловушку посреди канала. Как это случилось, летом 1967 г. рассказал в своем репортаже польский журналист Виктор Миклевский: «Утром 5 июня польские корабли «Болеслав Берут» и «Джакарта» присоединились к группе судов из разных стран, чтобы пройти через Суэцкий канал. Шум низко летящих самолётов, а потом и взрывы заставили всех подняться на палубу. Когда реактивные машины появились во второй раз, над соседним аэродромом поднялись клубы дыма и языки пламени. Всем стало ясно, что это агрессия.

Сухогрузные корабли поначалу задержали, чтобы пропустить в первую очередь танкеры. В их трюмах находилось около полумиллиона тонн нефти. Если бы хоть в один из них попала бомба, Суэцкий канал превратился бы в море огня. После нескольких часов ожидания выяснилось: канал загородило американское судно с зерном. Остановка произошла якобы из-за неисправности машин. Вскоре фарватер был заблокирован судами, выведенными из строя израильскими бомбами. Дальнейшее продвижение стало невозможным.

Агрессия израильских экстремистов глубоко потрясла польских моряков, видевших, как от напалмовых бомб пылала египетская земля. Прошёл день, другой, третий. И как-то матросы с «Берута» заметили, что к берегу быстро движутся люди в форме. Это были египетские солдаты. В морской бинокль было хорошо видно, как мучились раненые, пытаясь сползти в воду, чтобы перебраться на другой берег, где их ждало спасение. Когда стемнело, с «Болеслава Берута» спустили моторный катер. Вскоре он возвратился, забитый ранеными египетскими солдатами.

На корабле им тотчас же оказали первую медицинскую помощь: перевязали раны, влили в пересохшие губы спасительные глотки воды. Между тем на берегу скопилось несколько сот раненых египетских солдат. Многие из них не пили уже по нескольку дней. Тяжелораненых и сильно ослабленных польские моряки забирали в шлюпки и перевозили на суда, превращенные в госпитали.

На следующий день капитаны польских кораблей Богдан Криспин и Витольд Гурский отдали распоряжение разбить на восточном берегу палатки.

Несмотря на опасность, моряки обследовали местность, подбирая неспособных передвигаться и обречённых на страшную медленную смерть в пустыне. Их переносили на берег и оказывали медицинскую помощь.

На пятый день, организовав вылазку в пустыню по спасению группы женщин и детей, бежавших от оккупантов, моряки наткнулись на израильский патруль. Пол угрозой расстрела их заставили вернуться. Матросы видели: израильские вертолёты кружили над пустыней и из пулеметов добивали невинных жертв агрессии.

Польские моряки спасли более трёхсот египетских солдат». Небольшое дополнение к репортажу: после осознания возможности потери контроля над Суэцким каналом вследствие военного поражения, канал был перекрыт по приказу президента Насера погружением барж и двух пришедших в негодность египетских судов, которые долгое время стояли на приколе в Порт-Саиде. В Большом Горьком озере в вынужденном заключении оказались 14 судов:

1. «Nordwind», ФРГ (8656 брт., Nordstern Reederei)

2. «Münsterland», ФРГ (9365 брт., Hapag-Lloyd)

3. «Killara», Швеция (10714 брт., Rederiaktiebolaget Transatlantic)

4. «Nippon», Швеция (10309 брт., Svenska Ostasiatiska Kompaniet)

5. «Essayons», (бывший «Sindh») Франция, потом Норвегия (7051 брт., в начале войны «Sindh» принадлежал французской Messageries Maritimes, потом норвежской Ruul-Pedersen Reederi)

6. «Agapenor», Англия (7654 брт., Blue Funnel Line)

7. «Melampus», Англия (8509 брт., Blue Funnel Line)

8. «Scottish Star», Англия (10174 брт., Blue Star Line)

9. «Port Invercargill», Англия (10463 брт., Port Line)

10. «African Glen», США (6116 брт., Farrell Lines)

11. «Djakarta», Польша (6915 брт., Polish Ocean Lines)

12. «Boleslaw Bierut», Польша (6674 брт., Polish Ocean Lines)

13. «Vassil Levsky», Болгария (4975 брт., Navigation Maritime)

14. «Lednice», Чехословакия (1462 брт., Czech Danube Navigation)

Пятнадцатое судно, «Observer» (США), стояло в озере Тимсах.

За время многолетнего стояния команды судов были сокращены по максимуму, в результате этого в 1969 г. для надежного обслуживания корабли были пришвартованы друг к другу, образовав несколько групп. После открытия Суэцкого канала весной 1975 г. из 14 судов только два («Münsterland» и «Nordwind») смогли самостоятельно прийти 24 мая в Гамбург где их встретили примерно 30 тысяч человек.


Действия на море ВМС арабских стран и Израиля.


Скоротечность Шестидневной войны попросту не дала возможность флотам Египта и Израиля проявить себя.

Класс судна Египет Израиль
Эсминцы 7 3
Подводные лодки 12 3
Ракетные катера 18 нет
Противолодочные суда 12 1
Торпедные катера 32 8

Египетские ВМС держались традиционно пассивно, несмотря на многократное превосходство в корабельном составе. Единственная наступательная операция египетского флота, привлекшая внимание израильтян, была предпринята 6 июня, когда три подводные лодки приблизились к израильским берегам: одна появилась севернее Хайфы, другая - южнее Хайфы и третья - около Ашдода. Эти лодки не произвели ни одной атаки. Израильские надводные корабли обнаружили и без видимого результата атаковали египетскую ПЛ у Ашдода утром 6 июня, а другая была атакована около полудня 7 июня в районе Хайфы израильским эскортным миноносцем «Хайфа» (бывший египетский "Ибрагим Аль-Аваль", захваченный в октябре 1956 года). В результате бомбометания на поверхности моря наблюдалось масляное пятно - египетская лодка была повреждена и была вынуждена вернуться в базу (по израильским данным, это была ПЛ проекта 633 с бортовым номером "24").

На Красном море египтяне были также пассивны, хотя там находилось 30% всего египетского флота. Единственное, что египтяне смогли предпринять в ходе войны - это направить в ночь на 6 июня два эсминца и шесть торпедных катеров вверх по Акабскому заливу к Эйлату. Не пройдя половины пути, командование флотилии отказалось от своего намерения, изменило курс и направилось к своим базам. Южнее Эйлата у израильтян было всего три торпедных катера. Даже после окончания войны египетский флот в Красном море не мог вернуться на свои средиземноморские базы: канал был перегорожен. Боевым египетским кораблям пришлось взять курс на йеменский порт Ходейду в самой южной точке Красного моря.

ВМС Израиля, несмотря на удручающее состояние материальной части флота и на отсутствие современного оборудования, с успехом предотвратили нападение на побережье и мирное население страны с моря, обеспечили свободный проход торговых судов в средиземноморские порты страны и смогли осуществить в ходе войны рейды на главные морские базы противника - Александрию и Порт-Саид - под носом у египетских ВМС.

Утром 5 июня израильские корабли произвели демонстративные обстрелы Александрии и Порт-Саида. Атака израильских военных кораблей на Порт-Саид не повела к уничтожению судов противника, но она достигла одной важной цели: предотвратила обстрел Тель-Авива ракетами с радиусом действия 35 миль, снабжёнными 1000-фунтовыми боеголовками. Этими ракетами были оснащены 18 египетских ракетных катеров. На следующее утро 6 июня, египтяне перевели свой флот из Порт-Саида в Александрию, и Тель-Авив оказался вне досягаемости ракет.

Другая операция была проведена в ночь с 5 на 6 июня. Израильская ПЛ «Танин» (лейтенант-коммандер Абрахам Дрор) скрытно высадила группу из шести боевых пловцов из состава разведывательно-диверсионной 13-й флотилии у входа в порт Александрии. Хотя, судя по всему, целью водолазов были стоянки египетских ПЛ и ракетных катеров, акция фактически провалилась. Согласно египетским данным, израильским боевым пловцам удалось подорвать лишь старую землечерпалку и баржу, а также повредить плавучий док. Вернуться к ожидавшей их подводной лодке диверсанты не смогли и в течение дня 6 июня все они были взяты в плен египтянами. Сама «Танин» обнаружила и атаковала двумя двухторпедными залпами вышедший в базовый дозор египетский фрегат «Эль Тарик» (бывший английский шлюп Whimbrel). Фрегат от торпед уклонился, контратаковал ПЛ глубинными бомбами и повредил её, она вернулась в Хайфу только 9 июня. В дальнейшем контр-адмирал Дрор стал командующим подводными силами Израиля.


Война идет, на море неспокойно.


Нашим специалистам пришлось покидать охваченные войной районы уже после начала боевых действий. Так было с консульством в Порт-Саиде, личный состав которого успел выехать в Каир, консульство было закрыто, аппаратура демонтирована, а шифры и документация уничтожены. Успели эвакуироваться на автобусах из Дамаска и 177 советских специалистов с семьями, когда израильские войска находились в 60 км от столицы Сирии. После начала войны советских переводчиков в Египте перевезли в Александрию, а затем распределили по кораблям эскадры как специалистов, знакомых с районом действий.

6 июня 14-я эскадра получила новое подкрепление: в Средиземное море прибыла группа подводных лодок и плавбаза «Федор Видяев» (179 ДПЛ СФ). Из походного дневника штурмана подводной лодки «Б-74», старшего лейтенанта Евгения Сазанского: «6 июня. Подошли к Гибралтару ночью. Тьма, хоть глаз выколи. Чёрт знает туда мы подошли, не туда... Благо на входе маяки хорошие. Начали форсировать пролив. Вышел из строя правый дизель, пришлось погрузиться. И только с рассветом вышли из пролива с грехом пополам. Никто нас не заметил. Я простоял на вахте почти сутки, поэтому сразу пошёл спать. Спал почти 12 часов. И тут сообщили, что началась война между Израилем и ОАР. В эфире неразбериха. Слушаем и Москву, и Лондон, кто правду говорит, чёрт его знает. Однако всё идет к тому, что, возможно, тоже придется использовать оружие. Ведь это война.

Ночью снова заступил на вахту и впервые увидел шаровую молнию, она засветилась на кончике выдвижной антенны. Висела почти два часа — зеленовато-синевато-белёсая. Сначала мы ничего не замечали, потом я случайно посмотрел на Альберта и увидел на его фуражке корону из маленьких огоньков. Потом раздвинул пальцы, и на каждом вспыхнул маленьких шарик атмосферного электричества. Снял шапку, и у меня на каждом волоске засияло по крошечному шарику. Красота неописуемая. Незадолго была сильная гроза, теперь сильная влажность и очень душно.

Итак, началась война Израиля и ОАР, и мы идем туда для поддержки штанов. Дали нам район недалеко от Неаполя. Слушаем «Голос Америки», Би-Би-Си, наше радио. Все говорят об этом инциденте обстоятельно. Ну, что же, правильно, что евреи так оперативно развернулись, за это их нужно хвалить — умеют воевать». Субмарины были направлены в Средиземноморье сразу после обострения кризиса. Капитан запаса 1 ранга Ю. Гнатченко вспоминает: «Я тогда служил на Севере на подводной лодке «Б-74», мы находились в районе Англии. Дней за 8—10 до начала событий получили приказ следовать в район Гибралтара, а 5 июня — в день начала войны — войти в Средиземное море. Мы действовали в составе группы из трёх лодок так называемой завесой, хотя друг с другом не общались,— нами управлял Главный штаб ВМФ». Ему вторит капитан 1 ранга запаса, а тогда капитан-лейтенант Голубев, старпом ПЛ «Б-31»: «Мы вышли на обычную боевую службу в Атлантику из родной базы в Полярном. Всё шло своим чередом, и вдруг приказ из Москвы: следовать в надводном положении к Гибралтару, форсировать под водой пролив и скрытно выдвигаться в восточную часть Средиземного моря. О том, что на Ближнем Востоке началась война, по радио нам не сообщили. Просто развернули нас без объяснения ситуации. Что к чему, узнали по "голосам"…».

6 июня Главнокомандующий ВМФ своей директивой поставил перед силами боевой службы в Средиземном море следующие задачи:

- точно знать места авианосцев и других сил США и Англии на Средиземном море,

- продолжать разведку атомных подводных лодок США и выявлять их районы боевого патрулирования,

- сопровождать советские транспорты, следующие с грузами в порты Сирии и ОАР,

- при нападении на советские суда защищать их как с воздуха, так и с моря.

Основным противником нашего флота были корабли 6-го флота США, «Русские непрерывно следовали за 6-м флотом на протяжении всего периода кризиса на Среднем Востоке» - заявил позже командующий 60-м оперативным соединением контр-адмирал Лоуренс Грейс на пресс-конференции, устроенной, на авианосце «Америка», при этом он, чтобы опровергнуть утверждения, что американский флот собирался действовать на стороне Израиля, призвал в свидетели … советские корабли.

7 июня командующий 6-м флотом вице-адмирал Уильям И. Мартин (William I. Martin) послал сообщение советскому эсминцу, который с утра 2 июня сопровождал авианосец «America» CVA-66, на русском и английском языках: «Ваши действия в течение прошедших пяти дней идентичны с нашими манёврами. Позиция вашего судна посреди нашего формирования позволяет вам отслеживать каждое наше перемещение. Вы отрицаете нашу свободу манёвра на открытом море, которая была традиционно признана мореплавателями в течение многих столетий» ("Your actions for the past five days have interferred with our operations. By positionung your ship in the midst of our formation and shadowing our every move you are denying us the freedom of maneuver on the high seas that has been traditionally recognized by seafaring nations for centuries.") Через несколько минут последовало продолжение сообщения: «целевая группа начинает маневрирование на высоких скоростях и различных курсах, Ваша существующая позиция будет опасна для вашего судна, так же как и судов нашего соединения. Я прошу Вас покинуть наше формирование без задержки и прекратить ваше вмешательство и опасные манёвры.» ("the task force will commence maneuvering at high speeds an various courses Your present position will be dangerous to your ship as well as the ships of this force. I request you clear our formation without delay and discontinue your interference and unsafe practices.") После этого советский ракетный эсминец оставил авианосец «America» в покое, но вскоре другие советские суда прибыли на его замену и в течение долгого времени сопровождали авианосец и его окружение.

Вторым важнейшим компонентом деятельности советских кораблей являлся поиск и слежение за американскими ПЛАРБ. В районе к западу от Гибралтарского пролива и непосредственно у военно-морской базы Рота эту деятельность продолжал осуществлять КРТР «Краб». Его присутствие позволяло определять изменения в интенсивности выхода подводных лодок из базы и их входа в Средиземное море. В районе Тунисского пролива поиск подводных лодок вел КРТР «Белуга», а в восточной части Средиземноморья – все противолодочные корабли советской группировки.

Третья задача флота заключалась в обеспечении и защите морских перевозок из Чёрного моря от острова Крит до портов Египта. Защита осуществлялась патрулированием боевых кораблей на двух рубежах, а транспорты с особо ценным грузом и боевой техникой конвоировались одним - двумя боевыми кораблями. Экипажи «БТЩ-68» (командир К.А.Шовгенов) и «БТЩ-259» (командир капитан-лейтенант Н.А.Крепкер) проявили высокую морскую выучку, выносливость и отвагу в выполнении задач противоминного обеспечения конвоев, судов и боевых кораблей в период израильско-египетского конфликта в 1967 году.

6 июня в 11.00 авианосец «AMERICA», находящийся в 100 милях к востоку от острова Крит, начинает двигаться в восточном направлении на скорости 20 узлов. Это было решение командующего 6 флотом адмиралом Мартина, а не Белого Дома. Но арабские обвинения, что американские авианосцы якобы участвовали в нападении на арабские страны вместе с Израилем, заставили американскую администрацию отдать приказ остановить движение и отвести корабли. 7 июня в 12.00 авианосец «AMERICA» начал движение на запад в район, находящийся в 60 милях северо-восточнее острова Крит.

В разгар событий, по воспоминаниям капитана запаса 1 ранга Ю.Гнатченко, на подводной лодке «Б-74» получили шифровку за подписью Главкома ВМФ: «Быть готовыми к использованию спец. оружия». Спец. оружие — это ядерные торпеды. Тем не менее, 7 июня американская администрация констатировала, что «действия советских военных сил не указывают на их приготовления к прямой атаке на американские вооружённые силы».

7 июня американский десантный корабль-док «Shadwell» LSD-15 пришёл из залива Суда (Souda, Крит) для воссоединения с десантно-амфибийным соединением на Мальте.

7 июня советское разведывательное судно (AGI), корабль радиотехнической разведки — «Угорь» выходит из Чёрного моря, чтобы дополнить Средиземноморские силы разведывательных судов.

Не обошлось и без неприятностей: с крейсера «Слава» вплавь на американский тральщик сбежал матрос. Было очень много шума.

Из-за войны 7 июня советские представители сообщили британцам, что из-за осложнения международной обстановки запланированный визит в Портсмут БПК пр.61 «Образцовый» откладывается на неопределённый срок, а затем он и вовсе был отменён. Вместо Портсмута БПК нанёс официальный визит в порт Гдыня (ПНР) 21-26 июня 1967 г.

К 7 июня 1967 года израильские танковые части заняли весь Синайский полуостров, принадлежавший Египту, подошли к Суэцкому каналу и захватили сектор Газа. Только на Каир было совершено 12 воздушных налётов; целые колонны военных машин, растянувшиеся на 20 миль, были фактически уничтожены. На Иорданском фронте арабы также терпели жестокое поражение: с воздуха были уничтожены иорданские танковые части, занят Старый город в Иерусалиме, а затем Вифлеем, Хеброн и Иерихон, Наблус, Раммалах и Дженин - таким образом Израиль захватил всю Иорданию к западу от реки Иордан. На Сирийском фронте боевые действия начались только 6 июня в виде артиллерийских перестрелок.

СССР как мог, старался спасти арабских союзников. По настоянию Советского правительства 7 июня было созвано экстренное заседание Совета Безопасности ООН, который вынес резолюцию, содержащую требование о немедленном прекращении военных действий на Ближнем Востоке. Советское правительство 7 июня сделало очередное Заявление правительству Израиля, в котором в случае продолжения боевых действий и невыполнения резолюции Совета Безопасности ООН пригрозило разорвать дипломатические отношения с Израилем. Одновременно советское руководство предприняли срочные меры для оказания военной помощи ОАР в ускоренной поставке авиационной техники. Для этого наша сторона договорилась с Революционным советом Алжира о срочной переброске имеющихся в Алжире советских истребителей египтянам, с последующей компенсацией их Алжиру со стороны СССР. 8 июня начинается перевозка советских военных грузов воздушным путем в ОАР, Сирию, Алжир и Ирак.

В США военные успехи, достигнутые Израилем, были восприняты благожелательно. На организованной 7 июня встрече государственного секретаря Д.Раска с 50 сенаторами царило приподнятое настроение. По словам сенатора К.Кейса, присутствовавшего на этой встрече, Раск был "очень доволен" развитием событий на Ближнем Востоке. Буквально через несколько часов евреи «отблагодарили» американцев.


Израильская атака на «Свободу» («LIBERTY»).


Утром 8 июня американское разведывательное судно «LIBERTY», находившееся в 13 милях от Синайского полуострова в районе Эль-Ариш, было внезапно и жестоко атаковано израильской авиацией и торпедными катерами «T-203», «T-204» и «T-206» (катера типа "Айа" французского производства, вооружение - 40-мм пушка на корме, 20-мм на носу и 2-450-мм (17,7 дюймов) ТА). Корабль был серьёзно поврежден, 34 члена экипажа погибли, более 170 получили ранения. Израильские катерники из 914 дивизиона оказались не на высоте, атакуя поврежденный корабль. «Т-206» выпустил 2 торпеды, с дистанций 1000 и 550 метров - не попали; «Т-203» выпустил 2 торпеды с 2000 метров, попала одна; «Т-204» выпустил 1 торпеду с 1500 метров - она затонула на пути к цели.

«LIBERTY» осуществлял электронную разведку, находясь вблизи берега, где шли бои, причем, как стало известно, он не один находился в этом районе. У побережья Синайского полуострова находились пять западных подводных лодок – три американские «Amberjack» SS-522, «Trutta» SS-421, «Requin» SS-481, одна французская и одна итальянская субмарины. При этом «Amberjack» SS-522, по словам членов экипажа, выполняла разведывательное задание, находясь в пределах территориальных вод ОАР. А при переходе из района патрулирования в залив Суда (Souda) на о. Крит, лодка стала свидетелем израильской атаки, но никакой помощи «LIBERTY» не оказывала из-за специфики своей миссии. По официальным заявлениям, эта ПЛ в тот момент находилась в 100 милях от района атаки. Косвенно официальная версия подтверждается и временем прибытия ПЛ «Amberjack» в залив Суда (Souda) 9 июня в 15.17.

Израильтяне долго не могли точно идентифицировать цель и сначала считали, что атакован египетский кавалерийский транспорт «Эль Кусейра», прибывший для эвакуации отступающих египетских частей, затем идентифицировали его как советское судно, и уж потом - как американское. Пока израильтяне думали, что они напали на советское судно, руководство страной крайне беспокоилось, что нападение могло вовлечь СССР в войну на стороне арабских стран, и, возможно, лишить израильтян успехов, достигнутых к тому времени. И только в 15.12 (09.12 по вашингтонскому времени), спустя приблизительно 44 минуты после нападения, было точно установлено, что атаковано американское судно.

Первыми свою помощь экипажу предложили советские моряки. В 2004 г. было опубликовано интервью с одним из членов команды «LIBERTY», мистером Хранковски. В нём он сказал: «американские корабли прибыли спустя 16 часов (после атаки). В ту ночь нам предложил помощь советский корабль. Они сказали, что их корабль останется на горизонте, и что они подойдут к нам в случае, если наш корабль пойдет ко дну». В течение нескольких лет ошибочно считалось, что это был эсминец, об этом написал бывший офицер «LIBERTY», старший лейтенант Джеймс Эннес в своей книге “Assault on the Liberty”:

“…В течение вечера и ночи, когда судно медленно двигалось в северном направлении, другие суда или самолёты не появлялись. В полночь судно встретило советский ракетный эсминец 626/4, который передал семафор на английском языке. Обмен был следующий:

626/4: Вам нужна помощь?

«Либерти»: Нет, спасибо.

626/4: Я буду рядом, на случай, если понадоблюсь вам.

Следующие шесть часов советский эсминец следовал параллельным курсом на расстоянии нескольких миль. Когда утренняя заря занялась над Средиземным морем, на «Либерти» на экране РЛС были обнаружены на горизонте американские эсминцы "Мэсси" DD-778 (“Massey”) и “Дэвис” DD-937 (“Davis”). Советский эсминец отвернул на восток и «Либерти» присоединился к кораблям 6-го флота. Авианосцы были невдалеке позади эсминцев, и вертолёты утренней смены перевезли тяжело раненых членов экипажа «Либерти» на авианосец, в госпиталь. После этого «Либерти» продолжил движение на Мальту, где, как было объявлено экипажу, Военно-морской суд должен был расследовать обстоятельства нападения на судно».

Фактически Джеймс Эннес допустил в книге ряд ошибок. Свою помощь поврежденному американскому кораблю предложил проходивший 8 июня в 22.40 (по вашингтонскому времени) рядом с ним советское грузовое судно «Пролетарск» (Proletarsk). Советский эсминец, который он именует номером 626/4, имел бортовой номер – 626, дробь 4 он получил после ошибочной интерпретации автором книги официальной записи в бортовом журнале. В советских и российских книгах о советском эсминце с бортовым номером 626 сведений нет. Но в американских документах говорится о присутствии эсминца с этим номером, он 8 июня следил за авианосцем «Америка». В 00.04 группировка 60.1 в составе USS America (CVA-66), USS Little Rock (CLG-4), USS Rush (DD-714), USS Roan (DD 853), USS Lawe (DD 763), и DESDIV 182 находилась в восточном Средиземноморье. В 04.35 корабли охранения начали маневрировать на различных курсах и скоростях, чтобы затруднить приближение советских судов к авианосцу. В 13.37 советский эсминец DDGS 626 вплотную подошёл к соединению, что вызвало в 13.38 противодействие американского флота. Противостояние продолжалось в течение всего дня, и в начале следующего – 9 июня в 00.04. эсминец DDGS 626 продолжал сопровождать соединение. По западным данным, эсминец с номером 626 в Средиземном море в 1967 г. - это «Neuderzhimyy» (Неудержимый) Kildin-class, его фото есть на сайте http://members.aol.com/libertyincident/JExxkildin626.html или http://www.history.navy.mil/branches/nhcorg11.htm. Но БРК проекта 56-М «Неудержимый» входил в состав Тихоокеанского флота, и не мог оказаться тогда в Средиземном море. Единственным БРК пр.56-М в том районе тогда был «Прозорливый» (к-3р. К.Жилин).

С инцидентом «LIBERTY» связано очередное использование горячей линии между СССР и США. 8 июня в 9.48 (по вашингтонскому времени) президент Джонсон был информирован советником Национальной безопасности, что американское судно было торпедировано в восточном Средиземноморье, в тот момент национальная принадлежность нападавших была неизвестна. Подозревались египтяне и советские силы, и последнего американцы старались избежать. Вскоре виновник инцидента был установлен – израильтяне. Но к этому времени с авианосцев были подняты самолёты для защиты корабля. Американцы знали, что по крайней мере шесть или семь советских судов, находящихся в восточной части Средиземного моря вблизи от острова Крит, станут свидетелями вылета самолётов с авианосцев и эти действия могут истолковать как вступление США в войну. В 11.00 (по вашингтонскому времени) президент Джонсон передал сообщение по горячей линии Косыгину, в котором сообщал что американское судно «LIBERTY» было торпедировано израильскими силами по ошибке, а самолёты посылались для прикрытия судна и выяснения ситуации. В 12.20 (по вашингтонскому времени) Косыгин ответил, что телеграмма с сообщением об инциденте получена и передана для информации президенту Насеру. В 15.36 (по вашингтонскому времени) в своем ответе Джонсон поблагодарил Косыгина за передачу информации Насеру.

8 июня американские корабли Шестого десантного эскадрона оставляют Мальту и двигаются на восток.

8 июня в Средиземном море произошёл очередной инцидент: два советских боевых корабля – эсминец бортовой 626 и небольшое патрульное судно «РС-160» (видимо, это бортовой номер) - начали беспокоить авианосцы американского 6-го флота. Ещё 2 июня советский эсминец, вооружённый ракетами, приблизился к авианосцу «America» CVA-66 и начал его сопровождение, несмотря на протесты американцев о помехах их манёврам. 7 июня вице-адмирал Мартин послал официальный протест, после этого судно отстало, но вскоре ему на смену пришло другое. А 7 июня американский ЭМ «LLOYD THOMAS» (DD-764), сопровождавший «America», установил контакт с неизвестной ПЛ, на поиск её отправился также ЭМ «SAMPSON» (DDG-10), были подняты вертолёты. Контакт удерживали всю ночь, 8 июня к охоте присоединился самолёт ПЛО «Нептун». По-видимому, русские решили оказать на американцев давление с тем, чтобы те прекратили поиски советской подводной лодки, которая, как подозревали американцы, находилась в районе боевых действий. Адмирал Мартин приказал убрать советские корабли от авианосца «Америка», в результате американский эсминец «LLOYD THOMAS» (DD-764) едва не столкнулся с советским патрульным судном «РС-160». Подобные случаи были не единичны.

В ряде публикаций говорится о том, что советские военные корабли Тихоокеанского флота были посланы в район Красного моря, и якобы 8 июня этот отряд был достаточно близок к району боевых действий в Красном море. Никаких подтверждений подобной информации нет. Либо авторы ошиблись, либо они приняли за советские корабли боевые суда ОАР. Американцы об этом не упоминают, а ведь их корабли находились в Красном море. 5 июня, спустя девять часов после завершения транзита, американский эсминец «DYESS» DD-880 получил известие, что Израиль бомбит военные цели в районе канала. «DYESS» DD-880 должен был сменить эсминец «KENNEDY» DD-850, но и его оставили в Красном море из-за внезапно начавшейся войны. «DYESS» было предписано находиться к востоку от порта Массауа (Эфиопия) и быть готовым к эвакуации американских граждан. 9 июня «DYESS» DD-880 столкнулся с египетскими кораблями. Тральщик ОАР приблизился к судну, которое патрулировало в 12 милях от береговой черты Йемена, и предупредил «DYESS» чтобы он не нарушал морскую границу территориальных вод Йемена. Вскоре после этого торпедный катер ОАР приблизился к судну на высокой скорости, и, покружив вокруг судна, ушёл вместе с тральщиком. Затем эсминец ещё какое-то время находился в районе порта Массауа, а потом ушёл в Персидский залив.


Подготовка десанта на помощь Сирии.


К 8 июня египтяне объявили о желании прекратить боевые действия и вся тяжесть израильской военной машины обрушилась на сирийские позиции. Сирийцы к этому времени, с 6 июня, трижды вторгались незначительными силами на израильскую территорию. В военных стычках с сирийской стороны участвовали исключительно части народного ополчения и резервисты. Непосредственно сирийские армейские подразделения в это время занимали политические центры страны из опасения попытки государственного переворота. Кроме того, сирийская армия была неспособна к ведению военных действий из-за нехватки офицеров, так как только за последний год баасисты (члены правящей партии БААС) уволили из армии около 1800 опытных офицеров. Так что 8 июня после массированного израильского авиационного удара по сирийским позициям, Сирия вслед за Египтом, согласилась прекратить военные действия в 3.20 по гринвичскому времени. Израильскую сторону такая ситуация не устраивала. Утром 9 июня израильский генерал Элазар получил приказ атаковать противника, и в 11.30 войска под его командованием начали молниеносное наступление. По словам генерала, сирийцы следующим образом расположили свои силы: три кадровые бригады — 11-я, 8-я и 19-я держали позиции круглый год; две пехотные бригады стояли в тылу: 90-я севернее и 32-я южнее Кунейтры. Каждой из этих пяти пехотных бригад был придан батальон танков Т-34 и самоходных установок СУ-100, а также 30 танков, которые ещё раньше были вкопаны в горах. В дополнение к этому имелась ещё ударная группа из двух танковых и двух моторизованных бригад, усиленных ещё перед войной одной танковой и одной моторизованной бригадой. В ходе развивавшегося наступления 10 июня в 13.00 Кунейтра была окружена израильскими войсками и в 14.30 взята. Путь на Дамаск был открыт. По прошествии 27 часов с начала сражения на Сирийском фронте, по мнению израильтян, в боях не участвовали только две бригады противника — одна танковая и одна моторизованная, — которые были размещены в районе Кунейтры, а затем, после распада сирийской армии, отступили к Дамаску для защиты столицы. По оценке Элазара, 1000 сирийцев было убито и 500-600 взято в плен. Израильтяне потеряли 115 человек убитыми и 306 ранеными. По израильским оценкам, сирийцы потеряли треть из своих 300 танков, которыми они раньше располагали (40 танков попали неповреждёнными в руки израильтян). Были выведены из строя свыше 50 процентов орудий восьми сирийских артиллерийских дивизионов. Оставшаяся половина артиллерийского парка была захвачена израильтянами.

10 июня греческое судно «KARENA» эвакуировало из Александрии американских граждан, его сопровождали два американских эсминца.

10 июня в результате наступления Израиля на Сирию международная ситуация обострилась, СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем. В Москве первый заместитель министра иностранных дел СССР В.В.Кузнецов встретился с послом Израиля в СССР К.Кацем и вручил ему ноту: «Только что получено сообщение о том, что израильские войска, игнорируя решение Совета Безопасности о прекращении военных действий, продолжают эти действия, осуществляют захват сирийской территории и движутся в направлении Дамаска.

Советское правительство предупреждает правительство Израиля, что оно несёт всю тяжесть ответственности за вероломство, за вопиющее нарушение решения Совета Безопасности.

Если Израиль не прекратит немедленно военных действий, Советский Союз совместно с другими миролюбивыми государствами примет в отношении Израиля санкции со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Советское правительство заявляет, что ввиду продолжения агрессии со стороны Израиля против арабских государств и грубого нарушения ими решений Совета Безопасности Правительство Союза ССР приняло решение о разрыве дипломатических отношений Советского Союза с Израилем». Как впоследствии объяснял один из мидовцев, разрыв Советским Союзом дипломатических отношений с Израилем 10 июня был совершён по предложению министра иностранных дел Андрея Громыко, "чтобы бросить кость кремлевским ястребам". Тем не менее, по горячей линии от имени Косыгина американцам в 8.48 (по вашингтонскому времени) поступила угроза: «Сейчас наступил очень ответственный момент, который заставляет нас, если в ближайшие часы не прекратятся военные действия, принимать самостоятельные решения. Мы к этому готовы. Однако эти действия могут столкнуть нас, что приведет к большой катастрофе. ...Мы предлагаем вам потребовать от Израиля, чтобы он... безоговорочно прекратил военные действия. ...Предлагаем предупредить Израиль, что за невыполнение этого будут приняты необходимые акции, включая военные». Макнамара оценивает это послание: "Оно на самом деле гласило: мистер президент, если вы хотите войны, вы получите войну". В тот момент, когда пришло это послание, американские корабли шли на запад, к Гибралтару, где планировались морские манёвры. Глава Пентагона Роберт Макнамара предложил отдать приказ 6-му флоту изменить курс и двигаться к востоку. Глава ЦРУ Ричард Хелмс заметил, что советские подводные лодки, следящие за передвижениями американских кораблей, немедленно сообщат об изменении их курса своему командованию. Выслушав подчиненных, президент Джонсон решил приблизить корабли 6-го флота США на 50 миль к побережью Сирии. В 9.44 (по вашингтонскому времени) от Косыгина пришло новое сообщение, в котором он опять потребовал от США надавить на израильтян, продолжавших наступление на Сирию. В 10.22 (по вашингтонскому времени) американским руководством отдан приказ о направлении авианосцев к Сирии. Но им для достижения заданного района требовалось время, а высадка советского десанта на сирийское побережье могла начаться раньше, чем американцы успевали развернуть здесь свои силы. Одновременно продолжились переговоры по горячей линии между США и СССР.

В Средиземном море в этот момент находилось несколько десантных кораблей ЧФ: 2 БДК пр.1171 «Воронежский комсомолец», «Крымский комсомолец» и 2 СДК пр. 770МА «СДК-34», «СДК-64». На «Крымском комсомольце», стоящем в Порт-Саиде находился 309 отдельный батальон морской пехоты. 309-й батальон в конце мая был поднят по боевой тревоге, погружён на БДК и во главе с командиром батальона подполковником И.И.Сысолятиным был отправлен в Средиземное море.

10 (или 9) июня Главнокомандующий ВМФ СССР приказал:

1. Сформировать из личного состава кораблей 14-й эскадры и курсантов военно-морских училищ (проходящих практику на кораблях) десант морской пехоты в составе 500 человек с целью быть в готовности к высадке в районе п. Латакия для оказания поддержки войскам Сирии и защиты советских граждан на территории Сирии.

2. Сформировать отряд кораблей артиллерийской поддержки.

3. Сформировать отряд десантных кораблей, на котором разместить два батальона морской пехоты.

Подготовка к высадке десанта на помощь терпящим поражение арабам началась на третьи сутки после начала войны. Почти на каждом из судов эскадры были сформированы десантные группы, общее их число составляло примерно тысячу человек. В них набирали всех кого могли, так, на ПБПЛ «Магомед Гаджиев» из числа добровольцев был сформирован и практически отработан десантный отряд в составе 75 человек. К личному составу экипажей кораблей добавились курсанты Черноморского высшего военно-морского училища имени П.С.Нахимова, проходившие практику на учебном крейсере «Слава». Они также должны были изображать морских пехотинцев с автоматами и пятью рожками патронов на каждого. Камуфляжа, конечно, для них не было. Являвшийся в то время командиром БЧ-2 (вторая боевая часть, артиллерийское вооружение) на «СКР-6» Юрий Николаевич Хрипунов так вспоминал об этом: «Когда меня вызвал командир, капитан третьего ранга Дядюн, мы уже знали, что война началась, — телевизор у нас работал, хоть и не очень хорошо. У меня был друг, Толя Глазков, начальник радиотехнической службы. Он настроил так, что можно было при плохом изображении что-то рассмотреть, и из англоязычных программ что-то понять. Программы были частично израильского телевидения, некоторые - из Европы. Мы себя, конечно, чувствовали неловко, поскольку особист был у нас ретивый, но были уверены, что арабы дадут "прочухана" Израилю. А 6-го или 7 июня вызвал командир и обтекаемо сказал, что получена команда: сформировать десант из 30-ти человек. Матросы же не умеют ни стрелять, ни бросать гранаты; так вот, говорит - Юрий Николаевич, подучите их. Конкурентов у меня не было — я был курсантом Высшего военно-морского училища имени Нахимова, а там нам давали очень хорошую подготовку…. Сказали: будет высадка, готовьтесь, когда придёт приказ — высадитесь. Короче, иди туда, не знаю куда. Стал я формировать группу. Построил храбрецов, сказал: "Ребята, может так получиться, что мы пойдем и не вернёмся. Так что если кто вдруг не захочет — может выйти из строя". Один вышел, матрос из Средней Азии. Через несколько дней его уже определили в Союз, для дальнейшего прохождения службы… Я посмотрел наш арсенал: были автоматы АК-47, три пулемета Дегтярёва, пистолеты Макарова и Стечкина, гранаты РГ-42 без стальной рубашки, вот и всё. Матросы соорудили щиты и с утра до вечера мы палили по этим щитам. Боезапаса было без ограничений, а гранаты — это просто: чеку дернул, размахнулся, бросил, и через 3,5 секунды взрыв. Но некоторые, конечно, боялись, икру метали, даже офицеры…. Тренировались день и следующий день, а потом пошли на восток, к берегам Израиля. В общем, шли вечер, ночь, и ждали приказа о высадке. Но, не доходя примерно миль 20—30 (это 50 километров, грубо говоря), вся наша группа кораблей повернула обратно. Пришёл приказ всё это дело отставить. Но корабли сходились в точку между Тель-Авивом и Хайфой, если берег брать, и шли примерно к Хайфе, к северу. Только все невнятно было. Никакой задачи, никто конкретно не говорил: первая рота или батальон захватывает порт, вторая — центр города, третьи перекрывают дорогу, эти силы прикрывают с севера или с юга. Не было инструктажа. Хотя обычное дело для нас...» Кстати, после публикации интервью Хрипунова в украинской газете, на Западе и, в частности, в Израиле ряд авторов решил, что его воспоминания доказывают планирование СССР высадки десанта в Хайфе. Хотя автор сам говорит «Никакой задачи, никто конкретно не говорил...», а курс, указанный им («потом пошли на восток, к берегам Израиля… корабли сходились в точку между Тель-Авивом и Хайфой, если берег брать, и шли примерно к Хайфе, к северу»), если продолжить его дальше, достигает как раз сирийских портов, куда СССР от берегов Египта и направил корабли и грозился высадить десант в случае продолжения израильского наступления на Сирию. Это же подтверждают воспоминания и других очевидцев той войны.

ЭМ «Настойчивый» сразу после начала войны получил приказ прибыть в пролив Анти-Китира, старший на переходе капитан 1 ранга И.М.Капитанец назначался командиром отряда кораблей огневой поддержки. 7 июня, прибыв в назначенное время на КР «Слава», у первого заместителя командующего ЧФ вице-адмирала В.Сысоева уточнили задачу и приняли на борт 100 курсантов ВВМУ, проходивших летнюю практику в Средиземном море. После этого убыли в точку встречи с сирийским кораблём в районе Латакии. 9 июня пришли в район Латакии, там встретили сирийский катер и с сирийскими офицерами связи оговорили вопросы предстоящего десантирования. Согласовали свои действия с советником командующего сирийским ВМФ контр-адмиралом И.Певневым. К счастью на Голанских высотах израильтяне были остановлены, и надобность в десанте отпала. Тем не менее, ЭМ в течение июня – начале июля нес радиолокационный дозор в районе сирийского порта Латакия. Воздушного противника, прорывавшегося к объектам Латакии, не классифицировали, хотя боевую тревогу играли очень часто.

Демонстрация готовности к высадке десанта на подмогу сирийским войскам и опасность прямого вмешательства в войну СССР вынудили Израиль остановить боевые действия, не завершив задачи разгрома вооружённых сил Сирии. В 12.30 (по вашингтонскому времени) Израиль и Сирия соглашаются на заключение перемирия, в 14.30 (по вашингтонскому времени) оно вступило в силу. В 15.23 (по вашингтонскому времени) американские авианосцы получили приказ прекратить движение к сирийским берегам.

В полдень 10 июня советский ЭМ класса Kotlin бортовой номер 514 (пр.56) прекращает слежение за авианосцем «SARATOGA».


Потери сторон.


10 июня боевые действия прекратились. Израильские войска одержали полную победу над войсками ОАР, Сирии и Иордании. Израильские войска захватили весь Синайский полуостров (с выходом на восточное побережье Суэцкого канала) и район Газы у Египта, западный берег реки Иордан, восточный сектор Иерусалима у Иордании и Голанские высоты у Сирии. Всего было оккупировано 70 тысяч кв. км с населением более 1 миллиона человек. Арабские потери, по данным Британского института стратегических исследований, составили: 40 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными, около 1200 танков. Из 935 танков, имевшихся в Синае к началу военных действий, Египет потерял большее 820: 291 T-54, 82 T-55, 251 T-34-85, 72 ИС-3M, 51 СУ-100, 29 ПТ-76, и около 50 "Шерман" и M4/FL10, более 2500 БТР и грузовиков, более 1000 стволов артиллерии. 100 танков были захвачены в полной исправности и с неизрасходованным боекомплектом и около 200 — с незначительными повреждениями. Потери военно-воздушных сил арабских стран составили более 400 боевых самолётов: МИГ-21 — 140, МИГ-19 — 20, МИГ-15/17 — 110, Ту-16 — 34, Ил-28 — 29, Су-7 — 10, АН-12 — 8, Ил-14 — 24, МИ-4 — 4, МИ-6 — 8, Хантер -30. Наибольшие потери понес Египет — 80 процентов от всего имевшегося у него военного снаряжения и боевой техники. Только на Синайском полуострове в результате эффективного применения израильтянами бригадных тактических групп египтяне потеряли около 17 тыс. чел. личного состава и 709 танков, из которых 100 были захвачены в полной исправности и с неизрасходованным боекомплектом и около 200 — с незначительными повреждениями. Безвозвратные потери Египта составили 11,5 тысяч человек, в плен попало 5,5 тысяч египетских военнослужащих. Потери Сирии — 50 самолётов и 50 танков, Иордании — более 20 самолётов и 150 танков, Ирака — 2 самолёта, не считая 18 самолётов, поврежденных на аэродромах. Израиль потерял 679 человек убитыми, 2563 ранеными и 61 танк, 48 самолётов.

Следует подчеркнуть, что руководство Вооружёнными Силами СССР, лично ГК ВМФ не допускали возможности боевых действий против ВМС США в ходе арабо-израильской войны. Конкретно помощь арабской коалиции заключалась в демонстративном присутствии советских кораблей в непосредственной близости от американских в районе боевых действий между арабскими и израильскими ВМС (в районе Порт-Саида, вдоль побережья Израиля), а также в информации о передвижении израильских кораблей и разработке планов использования арабских флотов. Тем не менее, роль советской эскадры была значительна. Американская газета «Крисчен сайенс монитор» в связи с этим писала: «Когда советские эсминцы и подводные лодки вошли в Средиземное море, это принесло быстрые успехи советской дипломатии». А в августе 1967 г. командующий 6-м американским флотом У.Мартин заявил: «Средиземное море уже не то, каким оно было раньше. Раньше здесь можно было делать все, что хочешь. Теперь уже нет…».


Война закончена, служба продолжается.


14 июня основные силы советской эскадры находились восточнее острова Крит. Уже после завершения боёв прибыли снаряды для главного калибра крейсера «Слава». Задачу получения, погрузки и доставки боезапаса для крейсера «Слава» выполняли офицеры-артиллеристы крейсера «Михаил Кутузов». Боезапас и рабочие артиллерийского завода для проведения расконсервирования и ремонта артиллерии и схем приборов управления стрельбой (ПУС) прибыли после 10 июня. Ещё девять суток ушло на подготовку крейсера к стрельбе. Перегрузка снарядов в рейдовых условиях в районе острова Крит потребовала больших усилий от личного состава корабля и транспорта. Были привлечены также курсанты Черноморского ВВМУ имени П.С.Нахимова, которые на крейсере проходили практику. А.Б.Широкорад в своей книге «Флот, который уничтожил Хрущев» на стр. 410 пишет: «...Среди моряков ходили слухи, что в период кризиса на борт крейсера «Слава» были приняты снаряды с ЯБЧ. Подтвердить или опровергнуть эту информацию я не могу, хотя склоняюсь к тому, что все-таки снаряды были...».

Во второй половине июня продолжилось наращивание сил 14 эскадры надводными кораблями (в их числе был крейсер «Дзержинский») и подводными лодками, в том числе ПЛАРК пр.675 «К-125» (к-2р. Захаров А.И., старший на борту НШ 7 ДиПЛ СФ капитан 1 ранга В.С.Каравашкин), вышедшей на боевую службу с базы Северного флота 30 мая 1967 г. Черноморский флот в середине июня провел через проливы в Средиземное море две ПЛ - «С-100» (пр.613) и «С-38» (пр.633). В июле «С-38» вместе с «С-100» совершили деловой заход в порт Котор (СФРЮ) для выполнения ремонтных работ на заводе ВМФ Югославии и отдыха. По итогам боевой службы, за успешное выполнение боевых задач командир ПБПЛ «Магомет Гаджиев» капитан 2 ранга Л.Н.Потехин, командиры ПЛ «С-38» капитан 2 ранга Л.И.Скипидарников и «С-100» - капитан 2 ранга В.Я.Барановский, а также командир 27 БПЛ капитан 1 ранга В.И.Герасимов были награждены орденом Красного Знамени.

Уже после окончания боевых действий на нашей ПЛ произошла трагедия. «Б-31» (к-3р. О.Бочкарев) получила приказ следовать в восточную часть Средиземного моря. На переходе 15 июня в трюме центрального поста по халатности старшины 2-й статьи Власова произошёл пожар. Заживо сгорели четыре моряка:

АВВАКУМОВ Георгий Никитович – старшина 1-й статьи. 1944 года рождения. Русский. Призван Успенским РВК Луганской области.

МИНЧИЙ Дмитрий Дмитриевич – матрос. 1947 года рождения. Украинец.

СКВОРЦОВ Владимир Павлович – старшина 2-й статьи. 1945 года рождения. Русский. Призван Петроградским РВК г. Ленинграда.

УВАРОВ Сергей Сергеевич – старшина 1-й статьи. 1944 года рождения. Русский.

Пожар продолжался семь часов. Во время всплытия лодку таранным ударом пытался потопить неизвестный корабль. На рассвете 16 июня «Б-31» всплыла в крейсерское положение, провентилировала отсеки и смогла дать небольшой ход. Передатчик не работал, радиотелеграфисты попытались выйти в эфир на маломощном аварийном передатчике. После многих попыток какой-то советский корабль ретранслировал сигнал «Б-31» на центральный узел связи, и Москва узнала о трагедии. На помощь были направлены корабли. Из походного дневника штурмана подводной лодки «Б-74» старшего лейтенанта Евгения Сазанского: «Прошли Тунисский пролив и получили радио. Недалеко от нас находится подводная лодка — наша — потерпела аварию. Всплыли, начали искать. Один раз мы и в самом деле её увидели, но координаты нам дали неверные. Пришлось искать полтора суток. Ночью к нам подошёл наш эсминец и тоже присоединился к поиску. Он пошёл на юг, а мы на север. Нашёл лодку все же эсминец. Мы подошли к ней. Это подлодка с нашей эскадры, Б-31. У них выгорел центральный пост. Погибли четыре человека: боцман, трюмные и метрист. Мы простояли возле них сутки и снова пошли в заданный район» . В сопровождении эсминца лодка подошла к острову Лампедуза. Переправить погибших в Союз возможности не было. Впервые после Великой Отечественной войны подводников хоронили в море, но разрешение на это было получено только через трое суток и это при жаре в 50 градусов. У борта ПБПЛ «Магомет Гаджиев» в течение месяца подводники и прибывшая из Североморска бригада ремонтников провела ремонт, после чего в середине июля по приказу ГК ВМФ «Б-31» вышла на позицию в залив Сидра.

12-22 июня военно-морские силы НАТО провели противолодочные учения "Go Ahead" в Атлантике.

16 июня 1967 г. первый израильский нефтяной фрахтовщик «DOLPHIN» прошёл через Тиранский пролив в залив Акаба после установления блокады и достиг порта Эйлат. Израильский быстроходный катер охранял танкер.

С 16 по 19 июня американские корабли Шестого десантного эскадрона (BLT 1/6) находились у берегов Греции, осуществляя боевую подготовку, после чего 22 июня пришли в порт Барии (Италия).

Сразу после окончания боевых действий СССР приложил все усилия для восстановления боеспособности вооружённых сил арабских стран. С 21 по 24 июня в ОАР находился с визитом Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н.В.Подгорный и сопровождавшие его специалисты, в том числе начальник Генерального штаба ВС СССР Маршал Советского Союза М.В.Захаров, заместитель министра иностранных дел Я.А.Малик, а 1-3 июля они были в Сирии. Сразу после этого иностранные корреспонденты сообщили о значительных поставках советского оружия, включая танки и самолёты, в ОАР и Сирию. Уже 14 июня в Египет прибыла эскадрилья бомбардировщиков Ту-16. Вслед за ней по воздушному мосту в ОАР стала перебрасываться советская военная техника и оружие. Только в октябре 1967 г. в Египет было доставлено: 100 истребителей МиГ-21, 50 — МиГ-19, 60 — Су-7 и 20 бомбардировщиков Ил-28. Вскоре Насер признал, что благодаря советской помощи Египту удалось восстановить свою оборонную мощь. На пресс-конференции 25 июня А.Н.Косыгин заявил: «Вопрос о поставках советских вооружений арабским странам – это вопрос, касающийся арабского мира и Советского Союза». За короткий срок СССР восстановил 70% потерь, понесенных арабами, кроме того, он предоставил Египту большое количество тяжёлой артиллерии.

В июне в ходе поисковой операции ОВРовская КПУГ в составе шести сторожевых кораблей «Ворон», «Пантера», «Волк», «СКР-6», «СКР-13» и «СКР-48» обнаружила АПЛ США и осуществляла за ней длительное слежение. Действия кораблей по поиску и слежению за ПЛ были высоко оценены Командованием Военно-морского флота. По результатам поиска КПУГ ОВР был вручен приз Главнокомандующего ВМФ, а корабли награждены грамотами.

30 июня 2 советских СДК класса Polnochny LSMs (пр.770 МА) выдвигаются из Чёрного моря, а 2 БДК класса Alligator LSTs (пр.1171) развертываются к востоку от Кипра.

Противостояние во время шестидневной войны показало необходимость создания в Средиземноморье полноценной группировки, она стала именоваться 5-й эскадрой ВМФ и в значительной мере содействовала стабилизации положения на Ближнем Востоке, тем более, что ситуация оставалась сложной. Израиль, несмотря на прекращение военных действий, отказывался отвести войска и неоднократно нарушал условия перемирия. В июле израильтяне пытались захватить египетский город Порт-Фуад, бомбили Порт-Саид, подвергли артиллерийскому обстрелу ряд городов ОАР и позиции иорданских войск. А египетская армия, получив новое оружие из СССР, также начала тревожить израильские позиции. Первое крупное столкновение имело место 1 июля, когда рота египетской пехоты пересекла в полдень канал в 10 милях южнее Порт-Саида. По мнению израильтян, египтяне решили прибегнуть к политике "свершившихся фактов". Стычки продолжались, небольшой морской бой неподалеку от Синайского побережья имел место 12 июля. В результате морского боя эсминец "Эйлат" и торпедный катер потопили два египетских торпедных катера в 15 милях севернее синайского побережья, прямо под носом у советского флота.


Создание Пятой эскадры.


Создание 5-й эскадры началось с формирования командования. 27 июня 1967 г. по вызову с флотов в Москву прибыла группа офицеров и адмиралов (5 человек). На должность командира эскадры был утвержден контр-адмирал Б.Петров (с должности начальника кафедры тактики ВМФ Военно-морской академии). Его заместителем назначили контр-адмирала Н Рензаева (с должности командира дивизии атомных ПЛ СФ). Начальником штаба эскадры стал капитан 1 ранга В.Платонов, начальником политотдела — капитан 1 ранга Н.Журавков и флагманским штурманом эскадры — капитан 2 ранга Р.Зубков. 29 и 30-го июня все пятеро приняли участие в совещании по обмену опытом выполнения задач боевой службы, после чего убыли в Севастополь. Там началась разработка документов, регламентирующих деятельность соединения. В тесном контакте с офицерами штаба ЧФ (здесь следует отметить капитана 1 ранга Н.Музыченко и капитана 3 ранга Г.Синенкова) в течение двух суток был разработан план БС эскадры, а также диспозиция парада кораблей.

Парад планировался в районе греческого о. Китира, где определили точку № 5для якорных стоянок эскадры. Их по всему Средиземному морю было более 60, но эта точка в дальнейшем стала как бы исходной позицией кораблей, прибывающих в состав эскадры на смену уходящим. Всего двое суток (6 и 7 июля 1967 г) понадобились командиру эскадры, чтобы с планами БС и с диспозицией парада слетать в Москву и утвердить их у главнокомандующего ВМФ. Приходилось торопиться, т.к. сроки начала деятельности 5-й эскадры установили жесткие.

9 июля 1967 г. в 10.00 эсминец «Благородный» под флагом заместителя ГК ВМФ адмирала флота В.Касатонова вышел из Севастополя для следования в Средиземное море, где в точке № 5 на 15 июля намечался парад кораблей. На борту эсминца находились командование эскадрой и ещё несколько офицеров, составляющих первый эшелон штаба. На следующие сутки со вторым эшелоном вышел из Севастополя сторожевой корабль «Ягуар». На переходе 10 июля на «Благородном» получили радиограмму от ГК ВМФ об изменении плана: командиру эскадры и штабу предписывалось следовать в Александрию (Египет), где с 0.00 14 июля вступить в управление эскадрой. Никакого подтверждения о параде в радиограмме не было.

Ещё в ходе визита в ОАР 21-24 июня Председателя Президиума верховного Совета СССР Н.В.Подгорного в ходе встреч президент Египта Насер затронул вопрос о возможности захода советских военных кораблей в порты ОАР. При этом Насер заявил о готовности его страны обеспечить для этого все необходимые условия. Используя выпавшую возможность, 9 июля Главнокомандующий ВМФ приказал кораблям 14-й эскадры тремя отрядами следовать с деловым визитом в порты Египта и Сирии. 10 июля с недельным визитом в Александрию и Порт-Саид прибыли 13 кораблей 14-й эскадры, в том числе КР «Дзержинский», БПК «Комсомолец Украины», ЭМ «Пламенный». Командующий отрядом кораблей контр-адмирал И.Н.Молодцов заявил, что его корабли готовы "отразить любую агрессию". Жители египетских городов устроили торжественную встречу советским морякам. Губернатор Александрии высоко оценил поддержку Советским Союзом борющихся арабских народов. Одновременно советские корабли пришли и в сирийский порт Латакия.

11 июля в районе севернее о. Крит командир эскадры и офицеры штаба перешли с эсминца на плавмастерскую «ПМ-26», которая пошла в Александрию, а «Благородный» с адмиралом флота В.Касатоновым (с ним — контр-адмирал Н Рензаев) направился от острова к югу. Там предстояла встреча с атомной и дизельной подводными лодками для проверки их боеготовности. 12 июля в 18.30 «ПМ-26» ошвартовалась у Нового мола Александрии. Командир и штаб эскадры перешли на борт БПК «Комсомолец Украины». В 10.00 13 июля установили оперативное дежурство по 5-й эскадре кораблей ВМФ. Первым ОД заступил капитан 2 ранга Р. Зубков, его помощником — помощник флагманского связиста эскадры, капитан 3 ранга Ю. Гаевский.

14 июля контр-адмирал Б.Ф.Петров вступил в командование всеми силами, находящимися на тот момент в Средиземном море. Этот день считается днём образования Средиземноморской эскадры.

На эскадре было ЧП: четыре моряка с ЧФ решили угнать свой тральщик и удрать на Мальту. К счастью, их вовремя поймали.

19 июля командующий Черноморским флотом адмирал С.Е.Чурсин встречал на Минной стенке в Севастополе эсминец «Настойчивый», на котором со Средиземного моря прибыл адмирал флота В.А.Касатонов с офицерами Главного штаба после своей работы по формированию 5-й эскадры. Сойдя с борта корабля, адмирал сказал:

— Поздравляем вас, Серафим Евгеньевич, с новым оперативным объединением в вашей операционной зоне. Хотя силами эскадры пока будет управлять Главный штаб, хлопот у вас прибавится. На учениях, как вариант, управление силами будет передаваться флоту. Конечно, необходимо изучить все тонкости и особенности документов по проходу проливов в особый период, морское законодательство средиземноморских государств, продолжить исследование прибрежной зоны Средиземноморья гидрографическими исследовательскими судами, почитать историю, как плавали наши предки, и многое другое. Главком планирует не только сам выйти в Средиземное море, но и пригласить на корабли эскадры министра обороны.

— Спасибо, — ответил командующий. — Наконец-то в Средиземном море появился постоянный штаб. Когда арабы воевали с Израилем, на командных пунктах наших соединений в Средиземном море обнаруживалось, что нет каких-то документов, отсутствуют необходимые специалисты, где-то на кораблях кончается топливо, продукты. За всем из Севастополя не уследишь. Конечно, пришлось туго и штабу флота, и командирам кораблей, потому что задачи Главного штаба ВМФ сыпались, как из рога изобилия, и на связь постоянно выходил или начальник Генерального штаба, или его заместители, а то и министр обороны. Всем хотелось все знать и прямо сразу.

— Что ж, правильно. Но в штабе эскадры люди ваши — черноморцы, ответственные, высокоподготовленные офицеры. Я сам знаю многих. Так что желаю успехов.

Командир эскадры на первых порах пытался организовать управление разрознёнными силами, находящимися в Средиземном море, с БПК «Комсомолец Украины». Но этот БПК для корабля управления явно не подходил – на нём находилось всего три коротковолновых передатчика, не говоря уж о недостаточном количестве помещений, радистов и запасов. По этому было решено разместить командный пункт на другом корабле. 23 июля «Комсомолец Украины» перешёл из Александрии в Порт-Саид. КП 5-й эскадры перенесли на крейсер «Дзержинский», оборудованный как корабль управления. Флагманский связист эскадры, капитан 2 ранга Михаил Крылов вспоминал: «…боевая часть связи крейсера “Дзержинский” считалась одной из лучших на корабле. Средства связи функционировали нормально, и их было достаточно для управления силами эскадры. Возглавлял боевую часть капитан 3 ранга А.Шевченко. Эскадра формировалась настолько быстро, что кроме директивы, никакие дополнительные документы, регламентирующие её деятельность, на корабли не поступили. Пришлось срочно, частичными указаниями, создавать хоть какое-то подобие системы управления кораблями эскадры. “Дзержинский” стоял в то время на бочках в Суэцком канале напротив здания Управления каналом. Рядом находились три больших противолодочных корабля, а у причала – несколько десантных кораблей, доставивших в Порт-Саид усиленный батальон морской пехоты. Боевая техника – танки, бронемашины и батальон – разместилась на берегу в готовности отразить нападение израильтян. Линия фронта проходила очень близко – фактически по Суэцкому каналу, точнее, по левому берегу канала в районе города Порт-Саид. Небольшой клочок земли длиной километров пять и шириной до трёх километров находился в руках у египтян. С сигнального мостика в бинокль хорошо просматривались позиции воюющих сторон, правда, никакой стрельбы не было, солдаты спокойно несли дежурство на укреплённых позициях. С приходом советских кораблей прекратились бомбардировки и обстрелы города, население восторжённо приветствовало нас, заполняя набережную канала тысячными толпами. Мне в качестве первоочередного документа необходимо было срочно разработать инструкцию по организации связи эскадры и дать предложения управлению связи ВМФ, как обеспечить устойчивую связь кораблей с береговыми узлами связи. Помог в этом замечательный специалист капитан 3 ранга Юрий Раевский, офицер с аналитическим мышлением, хорошо разбиравшийся в организации связи флотов. Так появились первые варианты системы связи надводных кораблей. Всего же потребовалось около месяца напряжённой работы, чтобы создать и согласовать документы, а затем направить их в Москву». Постепенно штаб эскадры всё надёжнее и увереннее входил в курс событий и со знанием дела руководил деятельностью десятков кораблей, практически непрерывно пребывавших на ходу.

Признанием успешного начала действий этой эскадры явилось присвоение к 7 ноября 1967 г многим офицерам штаба очередных воинских званий. Командиру эскадры Б.Петрову присвоили звание вице-адмирала. В штаб эскадры первоначально вошли 32 офицера. Штаб эскадры состоял из опытных офицеров, набранных в основном с Северного и Черноморского флотов. К примеру, флагманский штурман эскадры, капитан 2 ранга Р.Зубков, был подводником и проходил службу на Северном флоте. Флагманского минёра эскадры капитана 2 ранга В. Щетинина северянина знали как классного специалиста. Таким же опытным считали и флагманского артиллериста капитана 2 ранга Д.Фоменко. Флагманским связистом эскадры стал капитан 2 ранга Михаил Крылов – подводник, северянин. До назначения он прошёл школу советника начальника связи и наблюдения флотилии кораблей ПЛО Республики Куба. Корабельные инженер-механики всегда отличались высокой квалификацией, так что эскадре повезло – на вахту флагманского механика заступил капитан 2 ранга Евгений Кобцев, а флагманского специалиста РТС – капитан 2 ранга В. Степанов. Режим службы для штаба был установлен следующий: четыре месяца в Средиземном море и два – в Севастополе. В составе эскадры были образованы шесть оперативных соединений:

50 ОС – корабль управления с кораблями охранения, место действия в зависимости от обстановки и решаемых задач;

51 ОС – подводные лодки (6-8 единиц), в центральной и западной частях, поиск ПЛАРБ;

52 ОС – ударные ракетно-артиллерийские корабли, слежение за авианосцами при входе в центральную и восточную части моря;

53 ОС – противолодочные корабли, совместный с авиацией и подводными лодками поиск ПЛАРБ в центральной и западной частях и на их маршрутах развертывания;

54 ОС – десантные корабли (2-3 единицы) и корабль огневой поддержки Порт-Саид, батальон или рота морской пехоты с техникой;

55 ОС – корабли обеспечения, танкеры, рефрижератор, плавмастерские и плавбазы с оружием.

Командир 5-й эскадры и его штаб непосредственно замыкались на ГК ВМФ и на Главный Штаб ВМФ. В составе ОУ ГШ ВМФ создали временную группу офицеров по управлению силами 5-й эскадры, которую вскоре преобразовали в штатную группу Южного направления Оперативного управления, в которой первоначально было всего три офицера во главе с капитаном 2 ранга О.Дунаевым. Затем в неё вошли капитан 1 ранга Е.Курдасов (старший группы — с должности командира атомной ПЛ), капитаны 2 ранга С.Востриков, Е.Садкеев, Л.Сорокин и уже имевший опыт капитан 2 ранга О.Дунаев. Е.Курдасов тяжело заболел и вынужден был уволиться из ВМФ. Его сменил капитан 1 ранга Г.Костев. Эта группа фактически являлась исполнительным органом реализации решений главнокомандующего ВМФ по использованию сил на Средиземном море.

Главные задачи эскадры (которые возлагались, в том числе, и на дизельные подводные лодки), следующие:

- поиск и слежение за стратегическими подводными ракетоносцами и другими подводными носителями вероятного противника в готовности их уничтожения по приказу;

- участие совместно с корабельными ударными группами эскадры в слежении за авианосными и другими ударными группировками ВМС вероятного противника в готовности их уничтожения по приказу.

Другой группой задач кораблей боевой службы эскадры были:

- демонстрация флага и поддержка внешнеполитических акций и действий правительства страны в разрешении межгосударственных кризисов и проблем, возникающих в регионе;

- оказание помощи, в том числе военной (силовой), дружественным странам в предотвращении военных конфликтов и отражении против них агрессии.

Помимо заблокированных в Большом Горьком озере 15 судов, в сложном положении оказалось и наш танкер «Мангышлак», который вследствие своей конструкции не имел возможности совершить океанский поход и поэтому был вынужден остаться в Красном море и наблюдать за войной арабских стран и Израиля. Из описания рейса танкера «Мангышлак»: «В Ходейде «Мангышлак» застал советское судно типа «Фрязино» Азовского пароходства. Через несколько дней большие суда ушли, а «Мангышлак», построенный не для океанского плавания, остался в Красном море.

В течение двенадцати дней никто не судне не знал, что будут возить и куда. Потом йеменскяя нефтяная компания зафрахтовала «Мангышлак» для перевозки светлых нефтепродуктов из Суэца в Ходейду.

15 августа ночью «Мангышлак» был на подходе к Суэцу. Штурманы знали, что маяк Нью-Порт давно уже не светит кораблям. А тут увидели знакомые красные проблески. Вахтенный штурман Муслим Мамедов с помощью секундомера проверил периоды мигания маяка. Оказалось, что они не сходятся с указаниями в лоции. Определился с помощью локатора. Только к четырём часам утра обстановка прояснилась в Суэце горели нефтяные резервуары, и отсвет их виден был далеко в море.

«Мангышлак» стал на якорь. Над Суэцем зарево то гасло, то вспыхивало с новой силой. Утром пришло распоряжение следовать без лоцмана в сухогрузный порт Тауфик. Это относилось и к стоящим судам под греческим и панамским флагами, а также к французскому научно-исследовательскому судну «Калипсо».

В Тауфике «Мангышлак» простоял две недели, пока горели нефтехранилища в Суэце. Но война была и здесь. Война жестокая, не знающая норм международного права, не считающаяся с требованием даже Организации Объединенных Наций… С «Мангышлака» видели наблюдателей ООН с их голубыми флагами по обе стороны канала. И все-таки… израильские самолёты бомбили набережную и порт Тауфик. Бомбы рвались меньше чем в двух милях от места стоянки нашего теплохода.

Правее «Мангышлака» стояло греческое судно. Снаряд разорвался в пяти метрах от его борта. Все суда снялись с якорей. Пошёл в нейтральные воды и «Мангышлак». Но на траверзе порта Расгариб каспийцы получили распоряжение морского агента вернуться в Суэц, куда и последовали, получив подтверждение из Баку.

Пятого ноября исполнилось пять месяцев, как каспийский танкер «Мангышлак» в Красном море. Ни на один день не прекращалась связь членов экипажа с родной землей, со своими семьями и товарищами. В адрес «Мангышлака» летели звуковые письма в кассетах, для них вели радиопередачу из Баку, экипаж посещали дипломатические работники посольства и консульств Советского Союза.

Прибыв в Александрию, экипаж «Мангышлака» в полном составе поднялся на борт теплохода «Башкирия» и прибыл в Одессу, откуда на самолёте 26 октябри вернулся в родной Баку. Тем временем их боевые места на «Мангышлаке» занял подменный экипаж, составленный из добровольцев, преимущественно комсомольцев. Их возглавляет ныне на Красном море штатный капитан «Мангышлака» Владимир Николаевич Жарков». Рейсы танкера, поистине боевые, продолжались и дальше.



Первоначальный вариант списка советских боевых кораблей, находившихся в зоне военных действий и выполнявших боевые задачи по оказанию помощи вооружённым силам Египта и Сирии в 1967 г., включал несколько десятков боевых и вспомогательных судов. Эти данные брались из справочников С.С.Бережного, различных книг и публикаций. Для примера, в книге Касатонова И.В. «Командую флотом». (Книга первая. Москва «Андреевский флаг», 2004 г.) на странице 445-446 приводится список из 28 надводных боевых и 13 вспомогательных кораблей и 16 подводных лодок, которые входили в состав эскадры во время войны. А в книге «Курсом чести и славы» (Москва-Жуковский, «Кучково поле», 2006 г.) на стр 314 говорится, что во второй половине июня группировка надводных судов включала: 2 крейсера, 2 ракетных корабля, 4 больших противолодочных корабля, 5 эсминцев, 6 сторожевых кораблей, 4 морских и 2 базовых тральщика, 3 больших и 2 средних десантных корабля, 4 плавбазы подводных лодок, 2 спасательных судна, 3 корабля радиотехнической разведки и 7 вспомогательных судов. При этом, видимо, временной отрезок для подсчета корабельного состава 14 эскадры брался в широких временных рамках, захватывающих и начало июля. Но непосредственно во время Шестидневной войны в Средиземном море было не более полутора десятков советских боевых надводных кораблей (время пребывания корабля в Средиземном море взято в основном из публикации Anthony R. Wells «THE 1967 JUNE WAR: SOVIET NAVAL DIPLOMACY AND THE SIXTH FLEET - A REAPPRAISAL», October 1977). В их числе были:


1 крейсер:

- КР пр.26-бис (по классификации НАТО - Kirov) «Слава» (б. «Молотов», к-1р. Ю.А.Уланов), ЧФ, 12 мая-25 июня.

2 больших ракетных корабля:

- БРК пр.56-М (по классификации НАТО - Kildin DDGS) «Прозорливый» (к-3р. К.Жилин), ЧФ, 3 июня-31 августа.

- БРК пр.57-бис (по классификации НАТО - Krupny DDGS) «Гневный» (к-2р. А.Тимошенко), ЧФ, 4 июня-31 августа.

Один из БРК, вероятно, «Прозорливый», имел бортовой номер 626.


2 больших противолодочных корабля:

- БПК пр.61 (по классификации НАТО - Kashin DLG) бортовой 381, ЧФ, 12 мая-23 июня.

- БПК пр.61 (по классификации НАТО - Kashin DLG), ЧФ, 3 июня-13 сентября.


3 эсминца:

- ЭМ пр.56 (по классификации НАТО - класса Kotlin DD), ЧФ, 20 мая-16 июля.

- ЭМ пр.56 (по классификации НАТО - Kotlin DD) «Настойчивый» (к-3р. Л.Иванов, старший на переходе И.М.Капитанец), СФ-ЧФ, 1 июня- середина июля (19 июля пришёл в Севастополь). Совершал межфлотский переход с СФ на ЧФ для ремонта, в состав КЧФ причислен 08.06.1967.

- ЭМ пр.56 (по классификации НАТО - Kotlin DD) 3 июня-13 августа.

Один из ЭМ класса Kotlin имел бортовой номер 514 («Настойчивый» исключается)


4 сторожевых корабля:

- СКР пр.50 (по классификации НАТО - Riga), ЧФ, 24 апреля-24 июня.

- СКР пр.50 (по классификации НАТО - Riga), ЧФ, 12 мая-16 июня.

- СКР пр.35 (по классификации НАТО - Mirka II) «СКР-6» (к-3р. А.П.Дядюн), БФ-ЧФ, 11 мая-22 июня. Совершал межфлотский переход с БФ на ЧФ.

- СКР пр.35 (по классификации НАТО - Mirka II) «СКР-13» (к-3р. С.В.Никифоров), БФ-ЧФ, 11 мая-22 июня. Совершал межфлотский переход с БФ на ЧФ.


2 тральщика:

- ТЩ пр.257ДМ «БТЩ-259» (к-л. Н. А. Крепкер), ЧФ, в мае был.

- ТЩ пр.254 «БТЩ-68» (К. А. Шовгенов), ЧФ, в мае был.


4 плавбазы:

- ПБПЛ пр.310 «Дмитрий Галкин» 42 БПЛ, СФ, в мае был.

- ПБПЛ пр.310 «Виктор Котельников» (к-2р. А.Бурыкин), БФ, 30 мая-8 июня.

- ПБПЛ пр.310 «Магомет Гаджиев» (к-2р. Л.Н.Потехин), ЧФ, 31 мая-3 октября.

- ПБПЛ пр.310 «Федор Видяев» 179 ДПЛ, СФ, 4 июня-….


Десантные корабли:

БДК пр.1171 (по классификации НАТО - Alligator LSTs) «Воронежский комсомолец», ЧФ.

БДК пр.1171 (по классификации НАТО - Alligator LSTs) «Крымский комсомолец», ЧФ.

СДК пр. 770МА (по классификации НАТО - Polnochny LSMs) «СДК-34», ЧФ.

СДК пр. 770МА (по классификации НАТО - Polnochny LSMs) «СДК-64», ЧФ.


Тем не менее, первоначальный список кораблей, который получился при использовании имеющихся в моём распоряжении печатных источников (приведены в квадратных скобках), оставляю с внесением изменений по тем кораблям, о которых неточность устранена.


Боевые корабли:

- КР пр.26-бис «Слава» (б. «Молотов», к-1р. Ю.А.Уланов), ЧФ – Египет: 5-30 июня 1967 [1], [5]

- КР пр.68-бис «Дзержинский» (к-1р. А.Болдырев), ЧФ – Египет: 5-30 июня 1967. [1], [5] Реально появился в Средиземном море только после окончания войны в середине июня, не раньше.

- КР пр.68-бис «Михаил Кутузов», ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [1]. Ошибка автора справочника.

- РКР пр.58 «Адмирал Головко», СФ – Египет: 1-31 июня 1967 [1]. Ошибка автора справочника.

- БПК пр.61 «Комсомолец Украины» (к-3р. М.Гладыш), ЧФ – Египет: 5-30 июня 1967 [1], [5].

- БПК пр.61 «Сообразительный» (к-3р. А.Ботвинко), ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [1], [5].

- БПК пр.61 «Стройный», ЧФ-СФ. Совершал межфлотский переход с ЧФ к месту базирования на СФ, куда прибыл в июле [5].

- БПК пр.61 «Проворный» (к-2р. Н.Г.Легкий), ЧФ – Египет-Сирия: 1-31 июня 1967 [1].

- БПК пр.61 «Отважный» (к-3р. А.Мурзаев), ЧФ – Египет: 5-30 июня 1967 [1], [5].

- БПК пр.61 «Красный Кавказ» (к-2р. Ю.А.Стадниченко), ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [1]. Ошибка автора справочника. Фактически корабль вошёл в состав ЧФ только в октябре 1967 г.

- БПК пр.61 «Решительный» (к-2р. Масычев), ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [1]. Ошибка автора справочника. Фактически корабль вошёл в состав ЧФ только в январе 1968 г.

- БРК пр.57-бис «Гневный» (к-2р. А.Тимошенко), ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [1], [5].

- БРК пр.56-М «Прозорливый» (к-3р. К.Жилин), ЧФ [5].

- ЭМ пр.56-А «Находчивый», СФ – Египет: 1-31 июня 1967 [1].

- ЭМ пр.56 «Благородный» (к-3р. Ю.Гришанов), ЧФ – Сирия: 5-30 июня 1967 [1], [5]. Ошибка автора справочника. Вышел из Севастополя 9 июля.

- ЭМ пр.56 «Настойчивый» (к-3р. Л.Иванов), СФ-ЧФ – Сирия: 1-30 июня 1967. Совершал межфлотский переход с СФ на ЧФ для ремонта, в состав КЧФ вошёл 08.06.1967 [1].

- ЭМ пр.56-ПЛО «Пламенный» (к-3р. Л.Гордиенко) ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [1], [5].

- ЭМ пр.56-ПЛО «Напористый» (Е.Новиков), ЧФ [5].

- ЭМ пр.30-бис «Совершенный», БФ – Египет: 1-31 июня 1967 [1].

- ЭМ пр. 30-бис «Серьёзный» (к-2р. Смирнов), БФ-ЧФ. Видимо, совершал межфлотский переход с БФ на ЧФ, в состав КЧФ вошёл 16.08.1967 [5].

- СКР пр.35 «СКР-48», ЧФ - июнь 1967 [6].

- СКР пр.35 «СКР-6» (к-3р. А. П. Дядюн), БФ-ЧФ – Египет: 1 – 31 июня 1967 [2], [5], [6].

- СКР пр.35 «СКР-13» (к-3р. С. В. Никифоров), БФ-ЧФ – Египет: 1 –31 июня 1967 [2], [5], [6].

- СКР пр.35 «СКР-117», БФ, ЧФ – Египет: 1 –31 июня 1967 («СКР-117» совершил летом 1967 г. межфлотский переход из Балтийска в Севастополь, нёс БС в Средиземном море и 1-31 июня 1967 г. выполнявший задачу по оказанию помощи вооружённым силам Египта, вступил в строй 29.6.1967 г., а 29.7.1967 г. включён в состав КЧФ) [2].

- СКР пр.50 «Ягуар», ЧФ – Египет: 1 – 30 июня 1967 [2]. Ошибка автора справочника. Вышел из Севастополя 10 июля.

- СКР пр.50 «Куница», ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [2].

- СКР пр.50 «Ворон» (к-л. И.Калашников), ЧФ – Египет: 1 –20 июня 1967 [2], [5], [6].

- СКР пр.50 «Пантера» (В.Трофимов), ЧФ – в июне 1967 [5], [6].

- СКР пр.50 «Волк», ЧФ – в июне 1967 [6].

- СКР пр.35 «СКР-53», ЧФ [5].

- СКР пр.159 «СКР-27», ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [2], [5].

- СКР пр.159А «СКР-110», БФ – Египет: 1-31 июня 1967 [2].

- БДК пр.1171 «Воронежский комсомолец», ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [3], [5], [7].

- БДК пр.1171 «Крымский комсомолец», ЧФ – Египет: 1-31 июня 1967 [3], [5], [7].

- СДК пр. 770МА «СДК-32», ЧФ (о его участии говорится в книге Касатонова «Командую флотом», требует уточнения) [5].

- СДК пр. 770МА «СДК-34», ЧФ – Египет: 1-30 июня 1967 [3], [5], [7].

- СДК пр.770МА «СДК-46», ЧФ – Египет – июнь 1967 [7].

- СДК пр. 770МА «СДК-64», ЧФ – Египет: 1-30 июня 1967 [3], [7].

- ТЩ пр.257ДМ «БТЩ-259» (к-л. Н. А. Крепкер), ЧФ – июнь 1967 [6].

- ТЩ пр.254 «БТЩ-68» (К. А. Шовгенов), ЧФ – июнь 1967 [5], [6].

- ТЩ пр.254 «МТ-80» [5].

- ТЩ пр.254 «МТ-827» [5].

- ТЩ пр. 266 «Казарский», ЧФ (о его участии говорится в книге Касатонова «Командую флотом», но это требует уточнения, он вступил в строй только в 1967 г.) [5].

- ПБПЛ пр.310 «Виктор Котельников» (к-2р. А.Бурыкин), БФ – 1-30 июня 1967 [4], [5], [7].

- ПБПЛ пр.310 «Магомет Гаджиев» (к-2р. Л.Н.Потехин), ЧФ - 1-30 июня 1967 [4], [5], [7].

- ПБПЛ пр.310 «Федор Видяев» 179 ДПЛ, СФ – 4-24 июня 1967 [4], [7].

- ПБПЛ пр.310 «Дмитрий Галкин» 42 БПЛ, СФ – 1-30 июня 1967 [4], [7].

- ПЛАРК пр.675 «К-131» (к-1р. В.П.Шеховцев, старший на борту зам. командира 11 ДиПЛ СФ капитан 1 ранга В.Н.Поникаровский), СФ – май-июнь 1967 [5].

- ПЛАРК пр.675 «К-125» (к-2р. Захаров А.И., старший на борту НШ 7 ДиПЛ СФ капитан 1 ранга В.С. Каравашкин), СФ (в книге Касатонова «Командую флотом» ошибочно именуется «К-152»). Вышла в поход 30 мая 1967 г. и реально могла появиться в Средиземном море только во второй половине июня.

- АПЛ пр.627А «К-52» (к-2р. В.Д.Борисенко), СФ, июнь [5].

- ПЛ пр.611 «Б-74» 161 БПЛ СФ с 6 июня [5].

- ПЛ пр.641 «Б-4»-«Челябинский комсомолец» (к-2р. И.Г.Корнев) 69 БПЛ, СФ [5].

- ПЛ пр.641 «Б-7» 42 БПЛ, СФ [5].

- ПЛ пр.641 «Б-31» (к-3р. О.Бочкарев) 42 БПЛ, СФ, с июня [5].

- ПЛ пр.641 «Б-34» 42 БПЛ, СФ [5].

- ПЛ пр.641 «Б-38», СФ [5].

- ПЛ пр.641 «Б-105» 69 БПЛ, СФ – 1-30 июня 1967 [4], [5], [7].

- ПЛ пр.641 «Б-109», СФ [5].

- ПЛ пр.641 «Б-156», СФ [5].

- ПЛ пр.633 «С-38» (к-2р. Л.И.Скипидарников) 153 БПЛ, ЧФ [4], [5]. Реально могла появиться в Средиземном море только во второй половине июня.

- ПЛ пр.613 «С-100» (к-2р. В.Я.Барановский) 155 БПЛ, ЧФ [4], [5]. Реально могла появиться в Средиземном море только во второй половине июня.

- ПЛ пр.613 «С-154» 22 БПЛ, БФ, в конце мая [5].

- ПЛ пр.613 «С-160» 22 БПЛ, БФ, в конце мая [5].


Вспомогательные суда:

- Плавмастерская пр.301М «ПМ-24», ЧФ [7].

- Танкер пр.577 «Шексна», ЧФ [5].

- Средний морской танкер (СМТН) (финской постройки пр.92) «Золотой Рог» (к-3р. И.Аксенов) [5].

- Средний морской танкер (СМТН) (финской постройки пр.92) «Иман» (К.Панов), ЧФ [5].

- Средний морской танкер «Койда» [7].

- Танкер «Фиолент» (В.Рутько), ЧФ [5], [7].

- морской буксир пр.733С «СБ-5», ЧФ [5].

- морской буксир пр.733 «МБ-152» (Г.Мадеев), ЧФ [5].

- морской буксир пр.733 «Орион» (к-3р. А.Феоктистов), ЧФ [5].

- морской буксир пр.733 «МБ-174», ЧФ [7].

- самоходный холодильник «СХ-16» [7].

- СС пр.527 «СС-21» (к-2р. Арюков), ЧФ [5].

- СС (шведской постройки) «Алдан» [5].

- ГС пр.393А «Лоцман» (к-3р. В.Дербасов), ЧФ [5].

- ГС пр.391 «ГС-36»-«Атлас» (к-3р. Л.Турский) [5].

- ГС пр.391 «ГС-43»-«Океанограф» (к-л. В.Никитин) [5].

- ГС пр.391 «ГС-55» (к-3р. Н.Ласточкин) [5].


Список составлен на основании следующих источников:

1. ж. «Морская коллекция» № 1 1995 г. «Советский ВМФ 1945-1995. Крейсера, большие противолодочные корабли, эсминцы» С.С.Бережной.

2. ж. «Морская коллекция» № 6 2000 г. «Сторожевые корабли ВМФ СССР и России 1945-2000 гг.» С.С.Бережной.

3. ж. «Страницы морской истории» № 3 1998 стр 51.

4. по ПБПЛ и ПЛ «Подводные силы Черноморского флота» Симферополь, «Таврида», 2004 г. стр 421-422.

5. Касатонов И.В. «Командую флотом». Книга первая. Москва, «Андреевский флаг», 2004 г. стр 445-446.

6. «65 лет на страже Родины. История Краснознаменного соединения кораблей охраны водного района главной базы Черноморского флота». 2-е изд. – Владимир, Транзит-Икс, 2004 г.

7. «Курсом чести и славы» Москва-Жуковский, «Кучково поле», 2006 г. стр 409-414.


Использованная литература:

- Баранец В. «40 лет назад СССР хотел бомбить Израиль. Так утверждают еврейские историки». «Комсомольская правда», 21.05.2007 г.

- Берчиян М. «За Суэцким каналом». «Водный транспорт», 02.12.1967 г.

- «Ближневосточный конфликт. 1957-1967 гг. из документов архива внешней политики Российской Федерации». Москва, 2003 г. том 2.

- Богданов В. «СССР был готов уничтожить Израиль. Третья Мировая война могла начаться в 1967 году». «Политический журнал» № 17, 16 мая 2005 г.
С сайта http://www.politjournal.ru/index?action=Articles&dirid=50&tek=3480&issue=102

- Болтунов М.Е. «Невидимое оружие ГРУ» Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 2002 г.

- Гнатченко Ю. «Советские корабли участвовали в шестидневной войне 1967 года» Газета «Известия», в начале 90-х.

- Заборин Дмитрий «Шесть дней, которые чуть не потрясли мир». Интервью с Юрием Николаевичем Хрипуновым. "Киевский телеграфЪ" №(369).

- «ИЗРАИЛЬСКАЯ АТАКА НА АМЕРИКАНСКИЙ КОРАБЛЬ "ЛИБЕРТИ". "В ТУ НОЧЬ НАМ ПРЕДЛОЖИЛО ПОМОЩЬ СОВЕТСКОЕ СУДНО". Интернет-издание «Правда.Ru». 2002.07.11/09:05.

- Капитанец И.М. «На службе океанскому флоту 1946-1992». Москва, 2000 г.

- Касатонов И.В. «Флот вышел в океан». М., «Андреевский флаг» 1996.

- Касатонов И.В. «Командую флотом». Книга первая. Москва, «Андреевский флаг» 2004.

- Кореневский М. «Вышел корабль в Средиземное». Газета «Красная звезда» 27.12.1967, 28.12.1967, 30.12.1967 г.

- Костев Г. «Сто двадцать пять лет спустя». Журнал «Воин» № 3 1996 г. стр 8-9.

- Кулинченко В. «Хождение в Средиземное море». «НВО», 24.11.2006г.
C сайта http://nvo.ng.ru/history/2006-11-24/5_hozhdenie.html

- «Курсом чести и славы». Москва-Жуковский, «Кучково поле», 2006.

- Лубянов А. «К 40-летию Средиземноморской эскадры. На страже мира». «Флаг Родины», 08.06.2007 г.

- Миклевский В. «Суэцкий канал в дни агрессии». «Водный транспорт», 03.08.1967 г.

- Певцов О.С., Портнов Ю.А. «А было это, помнится, так…» Журнал "Подводный флот", № 7 (2001г.), стр 46.

- «Подводные силы Черноморского флота». Симферополь, «Таврида», 2004 г.

- «Россия (СССР) в войнах второй половины XX века» — М.: Триада-фарм, 2002.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/20c2/index.html

- «Русские и советские моряки на Средиземном море». М., Воениздат. 1976 г.

- Стефанов С. «ЖАРКОЕ ЛЕТО 1967-ГО»: «МАЛЫЙ ПЕРЛ-ХАРБОР» АМЕРИКИ И МИФИЧЕСКИЙ СОВЕТСКИЙ РАКЕТНЫЙ ЭСМИНЕЦ». Интернет издание «Правда.Ru». 2002.09.13/14:15.

- Циганюк А. «МИФ О НЕОБХОДИМОСТИ ПРЕВЕНТИВНОГО УДАРА» «ВПК» №21 (187) 06-12 июня 2007г.
C сайта http://www.vpk-news.ru/print.asp?pr_sign=archive.2007.187.articles.conflicts_02

- Черкашин Н.А. «Чёрная эскадра». Москва, 2003.

- Черчилль Р.С. и У. «Шестидневная война». - Иерусалим, "Библиотека-Алия", 1989.

- «65 лет на страже Родины. История Краснознаменного соединения кораблей охраны водного района главной базы Черноморского флота». 2-е изд. – Владимир. Транзит-Икс, 2004 г.

- Широкорад А.Б. «Флот, который уничтожил Хрущев».

- "Штаб Российского Черноморского флота". Симферополь, «Таврида», 2002г.

- Exeter «ДЭПЛ в боевых действиях в ходе локальных войн 1965-1973 годов» Журнал «Альманах Войны» № 1 (5) 2004 г.

- Anthony R. Wells «THE 1967 JUNE WAR: SOVIET NAVAL DIPLOMACY AND THE SIXTH FLEET - A REAPPRAISAL» October 1977.

- С сайта «Штурм глубины» страница посвященная «К-125».

- С сайта http://www.airwar.ru/enc/fighter/f8d.html

- С сайта http://www.historycentral.com/Navy/CV66America.html

- С сайта http://www.ussliberty.org/submarine.txt

- С сайта http://www.chinfo.navy.mil/navpalib/ships/carriers/histories/cv11-intrepid/cv11-intrepid.html

- С сайта http://www.ussdyessdd-ddr880.com/history.html

- С сайта http://www.thelibertyincident.com/docs/timeline.pdf

- С сайта http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/content/numbers/243/36.shtml

- С сайта http://en.wikipedia.org/wiki/USS_William_R._Rush_(DD-714)

- С сайта http://imra.org.il/story.php3?id=18226

- С сайта http://meria.idc.ac.il/journal/2000/issue4/jv4n4a5.html


Розин Александр



Читать далее по этой теме:

Александр Розин
Война «Судного дня» 1973 г. Противостояние СССР - США на море.


Морская пехота Балтики на Ближнем Востоке